Balljoints

Книги Бионикл и Фабрики Героев

БИОНИКЛ Хроники №1: Легенда о Тоа (текст)

Автор - К.А. Хапка;
Перевод - Е. Федоров.

Давным-давно Великий Дух царил на древней земле Мата Нуи, защищал ее от бед. Но проснулись силы зла, и пришла тьма. И когда казалось, что все погибло, явились шестеро бесстрашных героев. Эти отважные воины были Повелителями Стихий, и была у них одна цель - искоренить зло. Одержат ли они победу, или остров Мата Нуи навечно останется во мраке ночи?

Легенда о Мата Нуи

 

Сначала ничего не было. Великий Дух сошел с небес и поселил нас, племя маторанов, на райском острове посреди океана. Но не было среди нас единства, и не было у нас цели. Тогда Великий Дух благословил нас и подарил три добродетели: единство, долг и судьбу. С благодарностью приняли мы его дары и назвали свой остров во имя Великого Духа - Мата Нуи.

Однако наше безоблачное существование было недолгим. Макута, брат Мата Нуи, завидовал его славе и ненавидел его. Наложил он на наш остров заклятье, и всё погрузилось в мёртвый сон. Нивы опустели, солнечный свет иссяк, а прежние ценности были преданы забвению.

Не умерла только надежда. Легенда рассказывает о шести героях Тоа - Тоах Стихий, появившихся, чтобы спасти Мата Нуи. Время всё расставило по своим местам. Легенда стала былью. Тоа пришли на остров, но память их была стёрта и не знали они друг друга. Дали они обет спасти остров и его жителей от власти тьмы. Таху, Повелитель Огня. Онуа, Повелитель Земли. Гали, Повелительница Воды. Лива, Повелитель Воздуха. Похату, Повелитель Камня. Копака, Повелитель Льда. Великие воины, повелевавшие мощью стихий. Вместе стали они единой силой, способной победить Макуту и спасти Мата Нуи.

Вот их история.

 

1

ТАХУ — ПОВЕЛИТЕЛЬ ОГНЯ

 

Берег. Он стоял на песчаном холме, медленно осыпавшемся в океан.

Невдалеке волны разбивались о коралловые рифы. И ничего больше, одна вода до самого горизонта.

"Где я? - подумал он. В голове возникли размытые образы. - Кто я?"

Таху...

Слово - имя? - всплыло из ниоткуда. Оно казалось знакомым, что-то пробуждало. Но ничего более.

Таху потряс головой, пытаясь сбросить пелену забвения. Почему он ничего не помнит? Как он попал сюда? Зачем?

Он посмотрел на блестящий цилиндр, в котором прибыл сюда. Рядом на песке, словно языки огня, пламенели части какого-то предмета. Вместе они сложились в меч, который удобно лёг в руку. Он попытался взмахнуть мечом, но тот оказался тяжёлым и неудобным.

Таху нахмурился.

- Бесполезный кусок железа, - пробормотал он и воткнул меч в песок.

Рядом валялась какая-то маска. Он поднял её. Пустые глазницы холодно взирали на него. Внезапно солнечный луч отразился от маски, и та словно ожила, вспыхнула огнём. Таху задержал дыхание и поднёс маску к лицу.

Сильный заряд энергии пронзил тело. Да! Так и должно быть!

Таху легко взметнул пламенеющий меч. Клинок зарделся малиновым огнём. Взмах мечом - и в воздухе остался пылающий огненный след, рассыпающий искры.

- Есть! - удовлетворённо сказал Таху. - Можно идти.

Но куда? В отчаянии он опустил оружие. Почему он здесь? Что он должен делать?

- Почему... я... ничего... не помню? - застонал Таху, перебрасывая меч из руки в руку.

Сноп огня вырвался из меча, словно из жерла вулкана, и взвился ввысь. Искры посыпались на берег, но Таху не чувствовал жара.

- Сила... Это моя сила, - удивился он. - Мощь огня, жара, пламени. Но откуда она? Для чего?

Только вопросы. Вопросы без ответов. Это приводило его в ярость. Хотелось обратить меч против неба, земли, против целого мира, и бороться с этим чувством становилось всё труднее и труднее. Взорвать себя, исчезнуть и не думать о прошлом, о будущем, не думать ни о чём.

Таху вздохнул. Нет. Он не позволит себе этого. Каким-то образом он уже знал своё имя.

- Ничего, ничего, - успокоил он себя, - память вернётся. Когда-нибудь... Надеюсь, что вернётся.

 

2

ЛЕВА — ПОВЕЛИТЕЛЬ ВОЗДУХА

 

- Эта прочная лиана выдержит, я надеюсь, - пробормотал он себе под нос и крепко ухватился за плотное переплетение ветвей. Внизу под ногами расстилался глубокий каньон. Он тряхнул головой и крикнул, подбадривая себя: - Прочь сомнения! Только вперёд!

Эхо ещё не успело повторить его слова, как лиана, изогнувшись широкой дугой, перенесла сильное тело цвета молодой зелени на противоположный берег глубокой расщелины. Мягко приземлившись возле дерева, он рассмеялся:

- Восхитительно!

Мгновение назад он сомневался, получится ли у него прыжок. Но теперь он точно знал: воздух - его друг!

Но больше он не знал ничего. Кажется, его звали Лива. По крайней мере, так ему казалось. Имя ему нравилось - сильное и таинственное.

"Лива, таинственный ничегонезнайка - подумал он с улыбкой. - Это я!"

Он внимательно посмотрел на свои ноги цвета свежих листьев, потом на руки, сжимавшие острое лезвие. Таким лезвием легко прорубать себе дорогу в густых тропических джунглях. На его лице была светло-зелёная маска, и хотя он её не видел, но знал точно, что она такая же острая, как лезвие, и легко разрежет струи самого плотного воздуха.

- Не будем волноваться, - пробормотал он. - Время пришло. И оно даст ответы на все вопросы.

Лива огляделся. Со всех сторон его окружала густая листва джунглей. Здесь он чувствовал себя как дома. Подойдя к подножию гигантского дерева, он легко запрыгнул на нижние ветви и непроизвольно отметил быстрое движение на самом конце ветки. Какой-то пушистый комочек подпрыгнул и полетел вниз.

Лива вскрикнул от досады: он понял, что из гнезда вывалился птенец птицы Таку.

- Куда ты? - крикнул он и не раздумывая повис на одной руке, другую же протянул несчастному птенчику.

Сначала он потерял детёныша из виду и подумал, что тот улетел. Но через мгновение понял, что случилось. Нет, малыш не улетел - поток ветра подхватил его и потащил прочь от гнезда. Двигаясь быстро, словно ветер, Лива настиг птенца, поймал его и осторожно вернул на место.

- Как же это получилось? - размышлял Лива. - Откуда появился ветер? Или... Или это был...

Ужасная мысль пришла ему в голову, и он с досады махнул рукой. Словно в ответ на его движение в листве зародился вихрь, закручивая листья и ветки.

- Да это я! - изумился Лива. - Я сделал это. Ветер повинуется мне!

 

3

ОНУА — ПОВЕЛИТЕЛЬ ЗЕМЛИ

 

Копнуть, собрать, отбросить. Копнуть, собрать, отбросить.

Онуа вошёл в привычный ритм, прокладывая новый туннель. Под землёй он чувствовал себя счастливым.

Но он чувствовал и беспокойство. Кроме имени, он ничего не знал о себе. Кто он, откуда? Он не мог отделаться от ощущения, будто что-то потерял. Потерял часть самого себя. Он старался забыть о своей тревоге. Он догадывался, что нельзя расходовать силы на то, что находилось не в его власти. Он должен делать то, что может, например, рыть землю.

Онуа с силой вонзил свои огромные похожие на лопаты руки в каменную стенку туннеля. Но вместо скалы наткнулся на пустоту. Интересно...

Протиснувшись в отверстие, которое обдало его градом камней, Онуа очутился в просторной пещере. В её центре возвышалась скала, на вершине которой сиял самоцвет.

"Есть, наверное, и другие пустоты, - подумал Онуа. - И в них могут быть ответы на мои вопросы".

В дальнем углу он заметил новый туннель и начал его расширять. Пройдя очередной изгиб, он заметил рисунок на стене, в середине которого была изображена фигура. Её очертания показались ему знакомыми.

- Неужели это я? - прошептал он, дотрагиваясь до рисунка. На него смотрело массивное существо в остроугольной маске с сильными, словно лопаты, руками. Рядом были нарисованы ещё пять фигур, тоже казавшиеся знакомыми.

Едва Онуа дотронулся до стены, как ощутил, что она странно содрогается. Положив руки на камень, он стал напряжённо вслушиваться.

Тунка-тунка-тунка-тунка-тунка...

Ритм был постоянным. Онуа и представить себе не мог, что это означает. Но он хотел это выяснить. Бросив последний взгляд на рисунок, он продолжил путь по туннелю, касаясь стены рукой и следуя за странной вибрацией.

Сотрясения становились всё сильнее и сильнее, и за следующим поворотом Онуа нашёл то, что искал. Перед ним лежала ещё одна пещера, освещённая множеством светящихся камней. Десятки колонн поддерживали огромный свод. Дорога между ними была выложена булыжником. Вдоль дороги стояли каменные скамьи, а из стены вытекал небольшой ручей.

"Похоже на сад камней, - подумал Онуа. - Но здесь, внизу? Откуда он взялся? Зачем?"

Пройдя вперёд, он увидел, что ручей изливается в круглый бассейн, выложенный валунами. В центре на коричневом камне с красным отливом виднелись слова: "ОНУ-КОРО".

"Ону-Коро". Что это значит? Что связывает его с этим названием?

Но прежде чем он успел подумать об этом, он заметил небольшую фигуру, медленно бредущую между колонн.

Онуа рванулся вперёд.

- Эй! - крикнул он. - Привет.

Фигура остановилась, оглянулась через плечо.

- Ой! Ой-ёй-ёй! - послышались восклицания.

Онуа нахмурился. Может быть, он не понимает этого языка? Он кашлянул, прочищая горло.

- При-вет, - произнёс он, медленно и тщательно произнося слова. - Я - Онуа. - И ткнул себя в грудь. Затем, указывая на собеседника, спросил: - Кто... ты? Ты... меня... понимаешь?

- Конечно! - воскликнула маленькая фигурка. - Ох, Тоа Онуа, мы так долго ждали тебя! Пожалуйста, пойдём со мной. Турага Венуа хочет видеть тебя.

Сконфуженный, Онуа последовал за ним.

- Ты знаешь моё имя, - сказал он. - А как зовут тебя?

- Ох, прости мою рассеянность, Тоа. Я - Онепу, маторан из деревни Ону-Коро.

Онепу провёл его через лабиринт туннелей и пещер. Наконец они пришли в большую пещеру, в стенах которой были проделаны многочисленные отверстия, похожие на пчелиные соты. Соты то опускались вниз, к полу, то поднимались под потолок.

- Пожалуйста, подожди здесь, Тоа, - сказал Онепу, указывая на широкую каменную скамью возле фонтана. - Я позову вождя.

Онуа кивнул, и маторан растаял в сумраке подземелья. Онуа осмотрелся. В середине пещеры находился бассейн, до краёв наполненный кристально чистой водой. В его центре возвышалась фигура, из отверстий которой били тугие струи фонтана.

Онуа присмотрелся и даже зажмурился от неожиданности. Или он сходит с ума, или эта скульптура похожа на него как две капли воды. Не отрываясь смотрел он на фонтан, пока не услышал позади себя какой-то звук. Онуа обернулся. К нему приближался маторан, копия его самого, только повыше ростом, и на голове у него была другая маска. Глаза под маской излучали терпение, внимание и мудрость.

- Я Венуа, вождь этой деревни, - представился незнакомец и поклонился. - Приветствуем тебя, Тоа Онуа. Мы знали о твоём приходе.

- Я уже слышал это, - ответил Онуа. - И хочу, чтобы ты объяснил мне, кто я такой и что здесь делаю.

- В легендах говорится, что так и должно быть. Когда Тоа появятся, они ничего не будут помнить.

- Ты сказал "они"? Значит есть и другие, кроме меня?

Венуа кивнул:

- Ещё пятеро. И каждый черпает силу из разных стихий. Тебя питает Земля. Ваша задача - использовать свои силы, чтобы уничтожить могущественного злого духа - Макуту.

Услышав это имя, Онуа почувствовал, как по его телу пробежал холодок. В памяти всплыли туманные образы: тьма, пустые глаза на тёмном лице, покрытом серой дымкой.

- Макута? - повторил Онуа, и видения возникли вновь. - Кто такой Макута?

- Он - тьма, основа хаоса, пустоты и страха, дух разрушения, - произнёс Венуа дрожащим голосом. - Говорят, что только Тоа могут бороться с ним.

- Говорят? - переспросил Онуа. - Ты не слишком-то уверен в нашей победе.

Венуа грустно кивнул:

- К чему лукавить? В вашем задании чересчур много неопределённости. Точно известно одно: вы должны попытаться. Любой из нас может попытаться.

- Я сделаю всё, что смогу, - поклялся Онуа, - но ты должен рассказать, что тебе известно о силе, которой я обладаю.

- Конечно, Тоа, это моя обязанность. Во-первых, тебе следует знать, что сила исходит из тебя самого, но твоя маска фокусирует её, собирает в пучок. Потому что это Пакари - Великая Маска Силы.

- Моя маска? - Онуа дотронулся до лица и вспомнил первый прилив силы, когда надел маску.

Венуа кивнул:

- Пакари даёт силу. Великую силу. Но одной маски недостаточно.

 

4

ГАЛИ — ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА ВОДЫ

 

Вода подхватила её и понесла, мягко покачивая на ласковых волнах. Кто она и откуда? Она не помнила ничего. Но она чувствовала безмерное спокойствие, словно принадлежала этому ярко-синему безбрежному морю.

Одно она знала наверняка: её зовут Гали.

"Не могу же я плавать вечно, - напомнила она себе. - Пора заняться делом. Хотелось бы мне знать каким".

Память была абсолютно пуста, хотя иногда в голове возникали разрозненные картины и какие-то фигуры. Иногда видения вызывали тревогу, иногда от них веяло спокойствием. Особенно, когда возникал образ бескрайней спокойной водной глади, окружавшей и защищавшей от непонятного зла красивый остров.

Гали оттолкнулась в воде ногами, словно вильнула хвостом. Её ноги и впрямь напоминали хвост рыбы. Руки делали сильные гребки, помогая ногам, из-под голубой маски вырывались пузырьки воздуха. Она стремилась к поверхности, с каждым гребком увеличивая скорость.

Под водой кипела жизнь, но Гали чувствовала себя удивительно одинокой.

Вдруг всем телом она ощутила странное сотрясение, словно рядом пробежала сильная волна. Вот промелькнуло вытянутое туловище морского угря, за ним спешила стайка ярких рыбёшек. Казалось они спасались от чего-то страшного.

Гали остановилась и вгляделась в толщу воды. Мимо неё в страхе мчались обитатели моря, по дну пятился краб, выбрасывая щупальцами воду, торопились медузы, шествие замыкала небольшая акула. Гали развернулась и двинулась навстречу опасности.

Ей мешал коралловый риф. Тонкие, словно высеченные рукой искусного мастера, ветви переливались всеми цветами радуги, закрывая обзор. Едва Гали обогнула риф, как заметила гигантского монстра, двигавшегося ей навстречу. Вода бурлила вокруг страшной зубастой морды, мощные плавники толкали вперёд массивное, в буграх и наростах, тело.

У Гали перехватило дыхание. Она впервые видела такое чудище, но поняла, что именно оно распугало морских жителей. Голова хищника была скрыта под зловещей треугольной маской, из-под которой злобой и жестокостью светились красные, словно налитые кровью, глаза.

Спасаться бегством было поздно: чудовище приближалось. На секунду у Гали мелькнула мысль спрятаться за рифом, но она тут же представила себе, как кошмарный монстр проломится сквозь хрупкие коралловые веточки, убивая всё живое.

Инстинкты включились сами собой. Гали оттолкнулась от рифа и резко взмахнула ногами, направляясь прямо к поверхности. Развив огромную скорость, она выпрыгнула из воды, широко раскинув руки. Она ещё не понимала, зачем это делает, но чувствовала, что так надо.

Вода откликнулась на её движение. Следуя за поднятыми руками Гали, поверхность моря изогнулась, поднялась вверх и начала закручиваться в тугую волну, увенчанную белыми барашками. Едва чудовище приблизилось, волна подхватила его, завертела и понесла прочь, словно лёгкую щепку. Гали же волна мягко толкнула в сторону берега, придав скорость, какую не могло бы развить ни одно живое существо.

Гали улыбнулась, когда вода отнесла её на безопасное расстояние:

- Именно это я и хотела сделать. Я здесь, чтобы повелевать морем. Только для чего?

Через минуту она вышла на берег, стряхнула с себя капли воды и огляделась.

Там, где кончалась полоска пляжа, начинались зелёные заросли густого тропического леса. Влажные испарения джунглей донеслись до Гали, и она не могла противиться их зову.

 

5

ПОХАТУ — ТОА КАМНЯ

 

Похату поглядел через плечо. Десятки маторанов, провожая его, забрались на стену, окружающую деревню По-Коро. Он усмехнулся и махнул им рукой. В ответ раздались громкие крики, и множество рук замахали в ответ.

"Интересная оказалась встреча. Не каждый день узнаёшь, что ты, оказывается, Тоа Камня", - признался сам себе Похату.

Он едва не упал, споткнувшись о камень, который торчал из земли. Присмотревшись, он разглядел три слова, высеченные на одной его стороне:

 

ЕДИНСТВО

ДОЛГ

СУДЬБА

 

"Хм, - пробормотал Похату, - где-то я уже слышал это".

Вождь деревни По-Коро рассказал ему удивительную историю о Мата Нуи и таинственных масках, спрятанных на острове. Но самое главное - он сообщил о пяти других Тоах, обладавших такой же силой, как и сам Похату.

В своём рассказе старейшина деревни не раз произносил слова "единство, долг, судьба". Это было больше чем просто слова. Они давали маторанам надежду, стремление к победе.

Пришло время обследовать остров.

"Онева, вождь деревни, сказал, что моя маска, Канохи Какама, - Великая Маска Скорости, - подумал Похату. - Надо бы испытать её".

Он сомневался, можно ли проводить такой эксперимент, не располагая знанием о том, как действует его маска. Но что страшного может случиться? Собрав силу, Похату пристально посмотрел на вершину горы Иху и... побежал.

Пустынный пейзаж слился в сплошную жёлтую пелену, в которой невозможно было различить отдельные детали, - такую скорость развил Похату. Через несколько мгновений жёлтое сменилось коричневым, появились зелёные пятна, потом всё опять стало жёлтым и, наконец, белым.

Похату остановился. Он стоял посреди замёрзшего озера. Прямо перед ним возвышался крутой, покрытый льдом склон Иху.

- Восхитительно, - сказал Тоа, широко улыбнувшись под замечательной маской. - Вот это скорость!

Оставив озеро позади, Похату направился к подножию горы. Вождь говорил, что святилище Кини Нуи располагается точно в центре острова на дальнем склоне горы Иху. Это место казалось наиболее подходящим, чтобы найти других Тоа.

Он остановился, чтобы посмотреть, далеко ли озеро, и заметил впереди какое-то движение. Птица?

- Да будь она хоть ровесницей острова, вряд ли эта птичка могла бы вырасти до таких размеров, - пробормотал Похату, разглядывая серебристо-белую фигуру, грациозно спускавшуюся вниз с горы.

Из-под ног незнакомца вылетали струи снежной пыли и радужными дугами уносились прочь. Ошибиться было невозможно: это Тоа!

Сердце Похату ёкнуло. Он взбирался вверх, тщательно контролируя свою скорость, чтобы не двигаться слишком быстро. Он не хотел проскочить мимо цели.

Минуя узкую расщелину, он на некоторое время потерял незнакомца из виду. Проклиная глубокие сугробы, в которые он иногда проваливался, Похату посмотрел наверх. В конце распадка каменный утёс закрывал от взора верхнюю часть склона. Только взобравшись на эту скалу, он наконец выбрался из снежного плена. Отряхивая с себя снег, Похату пристально вглядывался в пропасть, встретившуюся на его пути. Если он правильно рассчитал, то другой Тоа окажется на снежном склоне как раз на противоположной стороне.

- Пора двигаться напрямик, - пробормотал Похату. - Не хотелось бы, чтобы он ушёл от меня. Пожалуй, придётся призвать мою силу...

Набрав побольше воздуха, он наклонился вперёд и ринулся вниз.

 

6

КОПАКА —  ТОА ЛЬДА

 

Хр-р... Хр-р-р... Кра-а-а-к!..

Каменный валун разлетелся на мелкие осколки, но Копака уже снова размахнулся ледяным лезвием меча. Времени наблюдать, как вокруг него сыплется каменный дождь, не было.

— Осторожно! — донёсся крик из-за стены камней и пыли.

Копака поднял щит, прикрываясь от осколков. Когда пыль осела, он обнаружил, что заперт между двумя огромными валунами.

Посмотрев наверх, он, заметил фигуру примерно одного роста с ним.

— Извини, — сказал незнакомец, — я тренировался. С тобой всё в порядке?

— Был бы в порядке, — ответил Копака, — если бы ты не стоял надо мной.

Незнакомец отступил на шаг, а затем протянул руку:

— Держись, я помогу тебе выбраться.

Копака направил ледяной меч на ближайший валун. Он был немного раздосадован тем, что его застигли врасплох. Больше он не допустит такой ошибки.

— Спасибо. Сам справлюсь, — ответил он. Сфокусировав энергию, Копака направил её в лезвие меча. Тело его содрогнулось, когда валун превратился в прозрачную ледяную глыбу.

Странный собеседник всё так же участливо взирал на него сверху.

 Разреши мне,    настойчиво произнёс он, когда Копака опять поднял меч. — У меня получится быстрее.

Копака нахмурился. Его начала раздражать болтовня незнакомца.

— Я же сказал, что справлюсь сам! — выдохнул Копака, опуская меч на глыбу льда. Камень разлетелся вдребезги.

Незнакомец некоторое время с восторгом взирал на ледяную пыль.

— А этот ты пропустил, — кивнул он на оставшийся валун и ударил по нему ногой.

Копака зажмурился, когда огромный камень поднялся в воздух и скрылся из виду. Кто бы ни был этот чужак, он силён, невероятно силён. Скорее всего, это один из Тоа, о которых предупреждал его вождь Ную.

Но Копаку не интересовали другие Тоа. Он не собирался встречаться с ними.

Повернувшись к незнакомцу спиной, Копака продолжил путь. Матораны говорили, что на вершине горы спрятана маска, которую он намеревался найти. «Гора, с которой можно заглянуть за горизонт» так они называли это место.

Незнакомец не отставал.

— Эй, — окликнул он Копаку, — подожди. Ты Тоа? Я искал тебя. Я Похату — Тоа Камня.

Копака решил не отвечать. Может, если сделать вид, что не слышишь, Похату отстанет? Хотя вряд ли.

— Копака, — представился он. — Тоа Льда. Если ты не возражаешь, я занят. Увидимся позже.

Он отвернулся, согнул ноги в коленях и быстро заскользил по горе, оставив Похату позади.

Но оказалось, что избавиться от нового знакомого не так-то просто.

 Погоди! Похату поднимался за ним. — Послушай, я думаю, что мы здесь по одной и той же причине. Почему бы нам не объединиться? Вдвоём легче. — Я работаю один.

это твоё желание? — быстро нашёлся Похату. — Или никто не хочет оставаться с тобой?

Копака чугь не улыбнулся; Точнее, он почти улыбнулся. Этому Тоа палец в рот не клади. И он очень силён. Он может быть полезен. Особенно, если им встретятся те огромные дикие существа, которых матораны называют «Рахи»...

 Хорошо, сказал Копака после длительных раздумий. — Пошли вместе. В конце концов, может быть, придётся поднять гору или передвинуть остров.

Похату рассмеялся:

 — Отлично. Куда пойдём? Куда глаза глядят? С чего начнём? Будем искать маску или других Тоа?

Копака молча указал на вершину, находившуюся прямо перед ними, и пошёл вперёд, не оглядываясь на Похату,

Через несколько минут они уже стояли на вершине. Копака сразу заметил маску, лежавшую в снегу.

Лохату тоже увидел её: Отличная работа, братишка. Бери спускаемся.

Копака кивнул. Новая маска — Канохи — снегу выглядела серой и безжизненной. Того же размера, что и его маска, она больше походила на шлем с раскосыми отверстиями для глаз и с тремя прорезями на щеках.

«Канохи Хау, — подумал Копака, вспоминая слова вождя. — Великая Маска Защит

он нагнулся и поднял маску. Несколько секунд Копака смотрел на неё, а затем надел поверх своей маски. Тотчас его охватило странное чувство. Он словно оказался внутри облака невероятной силы, которое защищало от любой опасности.

А что сталось с его прежней силой? Сок хранилась ли она под новой маской? Копака вызвал силу первой, маски, которая позволяла видеть сквозь камень и снег. Посмотрев вниз, он увидел снег. Потом сквозь снег проявилась замёрзшая земля, а под землёй он смог различить слои горных пород, прорезанные жилами, заполненные минералами.

— Сила Маски Всевидения со мной, с удовлетворением произнёс Копака.       

Повернувшись к югу, он заметил сквозь скалистые обрывы несколько коричневых пятен, копошившихся у подножия горы. Он хотел отвернуться: мало ли что там может быть. Но тут же понял, что от судьбы не уйдёшь,

«— Надо идти», — сказал Копака. Он ненавидел саму мысль, что не принадлежит себе, что надо делать то, что не хочется делать, но противиться судьбе было невозможно. И он повторил: — Надо идти, немедленно.

— Почему?

— Вопросы потом. — Копака уже устал от разговоров. — Следуй за мной.

Они направились вниз по склону горы. На скользком склоне Похату несколько раз чуть не упал. Копака снизил темп, чтобы его спутник не отстал.

Они уже прошли почти половину пути, как вдруг откуда-то, словно из-под земли, раздался леденящий душу рёв.

— Ого, — сказал Похату. — Не нравятся мне такие звуки.

Прежде чем Копака успел ответить, чуть ниже их, на склоне, разбросав во все стороны тонны снега и льда, возникло огромное чудовищное существо. Копака прищурился, разглядывая пыхтящего и сопящего монстра, который остановился всего в одном прыжке от них.

— Нет, — прохрипел Копака.

Существо больше всего походило на ночной кошмар. Красные глаза светились ненавистью. Маленькие кривые лапы удерживали огромное тело. Из ноздрей валил пар. Отвратительную голову венчали два острых рога.

 Хм, — промычал Похату. — Как думаешь, этот большой приятель — друг или враг?

Копака с изумлением посмотрел на товарища, но понял, что тот шутит:

 Давай двигай. Думаю, нам лучше...

В этот момент чудовище испустило очередной рык и направилось прямо к ним.

— Сбежать, —— закончил Похату.

Тоа развернулись и побежали вверх по склону. Вернее, побежал только Копака. Похату наступил на лёд, потерял равновесие и пошатнулся, пытаясь удержаться на ногах. Но лёд снова подвёл. Похату упал и заскользил вниз — прямо под острые рога чудовища.

Копака остановился, с ужасом осознавая, что его друг попал в беду. Большую; смертельно опасную беду. И тогда он развернулся и бросился вслед за Похату.

— Нет! Копака, стой! Это очень опасно.

— Не смеши. — Копака замахал руками и закричал, пытаясь прогнать чудовище.

Монстр замедлил движение. Он перех водил взгляд с одного Тоа на другого, явно не зная, на кого напасть. Но в конце концов шумно выдохнул и уставился на упавшего Похату, который уже почти успел встать на ноги.

«Пора применить план Б», — подумал Копака, озираясь по сторонам, словно хотел увидеть этот план. Они находились на открытом месте, спрятаться было. некуда. С одной стороны, склон обрывался крутым заснеженным ущельем. Копака замер. В голове словно что-то щёлкнуло. Если бы ему только удалось заставить чудовище изменить направление...

Но была одна, главная, проблема. Страшилище стояло совсем рядом с Похату. Два прыжка — и его рога проткнут Тоа. Времени для объяснений не было.

«— Я должен сделать это», — сказал Копака и, сильно оттолкнувшись, помчался вниз к упавшему Похату. — Если у меня не получится... Всё будет в порядке, бормотал он.

 Крак! Чудовище прыгнуло к лежащему Тоа. оно уже надонило голову, наставив рога на Похату. Тот отступил на шаг, но нога опять попала на лёд, и он снова потерял равновесие.

Тем временем Копака нёсся к нему, набирая скорость. Вот он уже совсем близко. Голову вверх! — орал Копака. — Руки в стороны.

Похату выглядел испуганным, но руки раскинул. В это мгновение монстр сделал второй прыжок. Копака, проскочив под носом у чудища, подхватил Тоа.

Ооох! — воздух вырвался из груди Похату, когда' его схватили сильные руки и в тот же момент острые рога вонзились в снег как раз в том месте, где он только что стоял.

Копака с трудом удерживал равновесие.

    «Надо выпрямиться, думал он. Иначе будет плохо обоим».

Сзади слышался злобный рёв зверя, у которого из-под носа ускользала добыча.  Куда... мы... мчимся? — Похату с трудом выговаривал слова.

Копака чувствовал, что приятель безвольно висит на его руках, не пытаясь вырваться или даже пошевелиться. Ответить он не мог, даже если бы хотел. Он был слишком занят, чтобы, управляя ногами, удерживать равновесие и следить за дорогой.

Сработало! Когда до ущелья оставалось не более пяти метров, Копака наклонился как можно ниже, следя, однако, чтобы ноги Похату не доставали поверхности льда. Обратного пути не было.

— Хей! — закричал Похату, когда перед ним разверзлось ущелье. — Что ты... Аааааа!

Копака задержал дыхание, когда почувствовал, что ноги потеряли опору. Он ещё крепче сжал товарища, и они взлетели, поднимаясь высоко по дуге над ущельем.

Похату всё ещё вопил, но Копака так и не выдохнул до тех пор, пока его ноги не коснулись снега на противоположном склоне. Только тогда он отпустил Похату, и оба упали в рыхлый снег головой вперёд.

— Что ты... Зачем ты это сделал? кричал Похату, отплёвываясь от снега, набившегося в рот. — Ты мог убить нас.

— Вот зачем. — Копака обернулся и посмотрел на другой берег ущелья.

Проследив за взглядом приятеля, Похату увидел, как чудовище с громким рыком высвободило рога из плотного наста, покрутило головой в поисках добычи и, увидев их, медленно двинулось к ним.

— Ох! — Похату на секунду замолк. Затем произнёс слабым голосом: — Благодарю. Думаю, что теперь ты мне как брат.

Копака кивнул. Он подполз к краю ущелья и заглянул вниз. Чудовище копошилось на дне. Оно вонзало рога в лёд и подтягивало тело, продвигаясь в их сторону.

— Оно скоро выберется наверх, — заметил Копака, наблюдая за движениями монстра.

— Вряд ли. У меня для него кое-что есть. — Похату поднялся на ноги и направился к скале, нависавшей над ущельем. Поберегись, отойди в сторонку, Он положил на камень ладони, словно ощупывая его.

Копака отодвинулся, но не сводил глаз с места, где ползло чудовище. Оно могло ринуться за ними в погоню в любой момент. 

— Йахуууу! — закричал Похату; размахнулся и нанёс сильнейший удар кулаком по камню. Камень рассыпался, и вниз полетело множество осколков. Они точно накрыли чудовище, которое уже подбиралось к ним.

Похату подошёл к другому камню: размах, удар — новый заряд камней полетел прямо во врага. Копака с замиранием следил, как его приятель снова и снова посылал в чудовище каменные снаряды.

— Слишком медленно! воскликнул Похату. — Попробуем кое-что ещё.

Что он придумал? Копака не догадывался. В следующий момент Похату ударил по огромной скале обоими кулаками. Утёс взорвался тысячами осколков.

Помня их первую встречу, Копака загородился щитом, который спас его от- маленьких осколков. Основная масса камней устремилась вниз и упала в ущелье.

— Ух ты! — восхищённо закричал Похату, когда шум камнепада прекратился. — Здорово! Я имею в. виду, что был уверен, что фокус сработает, но чтобы так...

Поджидая Похату, Копака подполз к краю ущелья и заглянул вниз. оно было наполовину завалено камнями, и лишь приглядевшись, ему удалось рассмотреть рога чудовища, едва торчавшие из-под них. Монстр был надёжно замурован под каменными глыбами.

Услышав приближающиеся шаги, Копака повернулся к Похату:

 Отличная работа. Оно, может, и выберется, но очень нескоро.

Похату ещё раз посмотрел на чудовище, точнее, на то, что от него осталось

— Б-р-р! Оно было так близко. А вообще, что это такое?

— Рахи, — ответил Копака и двинулся вниз по заснеженному склону. -— Так его называл вождь деревни. Они могут иметь разный облик, принимать любые формы и размеры. И они не слишком дружелюбны.

— Совсем не дружелюбны.

Тоа некоторое время двигались молча, погружённые в свои мысли. Наконец Похату заговорил:

— А что ты видел оттуда? — кивнул он на гору. — Я имею в виду — с вершины. На этот раз Копака не медлил с ответом: — Незнакомцев. Существ большой силы. Они поднялись на небольшой холм и остановились. Внизу на фоне коричневых камней выделялись четыре фигуры. Одна — яркая, красная, вторая — синяя, словно море, третья — чёрная, как небо в безлунную ночь, четвёртая — ярко-зелёная, цвета молодой листвы.

Копака внимательно рассматривал незнакомцев. Тоа. Наверняка это они. — Но кто они? Друзья или враги? прошептал он.

 

7

ВСТРЕЧА

 

Гали первой заметила две приближающиеся фигуры.

— Братья, — тихо сказала она, — смотрите.

На первом незнакомце была бронзовая маска. Он легко спрыгнул с большого валуна и весело произнёс:

— Не против, если мы присоединимся?

Таху вышел вперёд:

— Я Таху, Тоа Огня. А кто вы?

Незнакомец в бронзовой маске, ничуть не смущённый грозным блеском огненного Тоа, ответил:

— Я Похату, Тоа Камня. А мой молчаливый друг — Тоа Льда, Копака. —- И он кивнул в сторону серебристо-белой фигуры, стоявшей сзади.

Копака выступил вперёд. Гали пристально его рассматривала, а когда он приблизился, то почувствовала, как от него веет холодом.

«Он словно состоит из нескольких слоёв, — подумала она. — Снаружи ледяной, но внутри... Чувствуется, что там скрывается обжигающий огонь».

В этот момент Копака бросил на неё холодный взгляд. Он ничего не произнёс, но Гали быстро отвернулась.

 

Знакомство состоялось, и вскоре они уже рассказывали друг другу, где и как встретились.

Пока другие беседовали, Копака хранил молчание. Он размышлял о будущем. Что ожидает их? И что это за таинственный Макута, о котором говорили жители его деревни?

Копака посмотрел на красную маску Таху, который рассказывал о поисках своей деревни Та-Коро, прятавшейся на вершине вулкана.

 

«Этот Тоа Огня словно наполнен горячим воздухом, — думал он — готов ли он к жарким схваткам или быстро остынет?»

 

Онуа, Тоа Земли; тоже был немногословен. Он больше слушал, что говорили другие. Что скрывает его мягкая натура? Деятельный ум или пустоту?

Лива, Тоа Воздуха, в подробностях повествуя о своих приключениях, легко поднялся в воздух, взлетел на большой валун и сделал стойку на руках.

«Как много в нём энергии, — отметил Копака. — Она брызжет из него во все стороны, словно ветер. Он не тот, кому бы я доверил свою жизнь в трудную минуту».

Слушая добродушный смех Похату, Копака разглядывал его. Тоа Камня поразил его во время битвы с Рахи. Он смело бился. И ещё он без оглядки доверил свою жизнь Копаке, когда тот нёс его „по склону и прыгал через ущелье.

«Не знаю, смог бы я поступить так же? — задумался Копака и покачал головой. — Но почему он доверился первому встречному? Всё хорошо, что хорошо кончается, но нужно быть дураком, чтобы вверить свою жизнь незнакомцу. Я бы не сделал такой ошибки».

Наконец Копака посмотрел на Гали. Но в её мысли он проникнуть не смог. Более того, когда несколько минут назад он перехватил её взгляд, ему показалось, что она, как в книге, прочитала всё, что есть у него в мыслях и в сердце. Точно так же, как он мог видеть сквозь землю, сквозь камни с помощью Маски Всевидения. Но это же невозможно!

Голос Гали вывел Копаку из задумчивости.

 Итак, братья, она окинула их взглядом, — хватит вспоминать прошлое. Пора обсудить, что ждёт нас в будущем. Хоть мы и владеем силой элементов, думаю, что главная наша сила — разум.

Копака едва не улыбнулся. Наконец-то кто-то сказал что-то дельное.

«— Ты права, Гали», — сказал Таху.

Нам надо как можно скорее найти маски. Вождь моей деревни говорил, что они дадут нам великую силу. Моя маска даёт мне силу защиты, силу щита...

— Верно, — прервал его Похату. — Брат Копака тоже нашёл Маску Защиты.

Таху нахмурился.

— Да, — сказал он, и в голосе его чувствовалось раздражение. — Где-то есть ещё пять масок для каждого из нас.

И опять Копака с трудом сдержал улыбку. Очевидно, Таху недоволен, что ктото, а не он, нашёл маску.

Онуа произнёс задумчиво:

— Вождь моей деревни сообщил, что маски спрятаны в разных частях острова и что Макута поставил Рахи охранять их. Так что наше предприятие не будет лёгкой прогулкой.

— Ладно, ладно, — нетерпеливо прервал его Таху. — Самое главное — найти их, и как можно скорее. Мы разделимся на группы. Гали и Лива вместе обыщут джунгли и побережье. Онуа и Копака осмотрят пещеры Ону-Вахи. Похату, ты можешь пойти с...

— Постой, брат Таху, — подал голос Лива. — Если надо сделать это побыстрее, то почему нужно ходить парами? Может, каждый будет искать в одиночку?

Онуа пожал плечами и спокойно произнёс:

— Наш огненный брат предложил отличный план. Работа в парах создаёт разумный баланс между скоростью и внимательностью.

Гали покачала головой:

— Братья, нас собрали вместе по какой-то причине. Я думаю, нам следует держаться вместе; по крайней мере пока не узнаем, кто нам противостоит.

— Она права; — согласился Похату.

Поверьте, с этими Рахи лучше не встречаться один на один. Но если мы будем вместе, они не причинят нам вреда. Так ведь, Копака?

Копака пожал плечами. Он прилагал усилия, чтобы оставаться спокойным, слушая всю эту болтовню. Ну почему он до сих пор здесь?

— Я не согласен, Тоа Камня, изрёк он наконец. — Нам надо разделиться. Я уже говорил, что предпочитаю действовать самостоятельно, Похату нахмурился.

— Имеешь полное право, но, может, ты также хочешь, чтобы тебя сожрало это рогатое чудище? Хочешь остаться с ним один на один?

— Всё, хватит спорить, сказал Таху.

Мы ничего не добьёмся, если будем стоять здесь и пререкаться. Решение принято. Разбиваемся на группы. Так легче работать и на земле, и под землёй. Как можно не понимать этого? «Всё, что я. понимаю, так. это то, что власть у того, кто громче кричит, — раздражённо подумал Копака. — Что до меня, то я не готов подчиняться такому лидеру. По крайней мере, пока во мне теплится жизнь».

Таху заметил недовольство Копаки. Какие мысли скрываются под этой маской? Молчание и косые взгляды Тоа Льда выводили Таху из равновесия. Но ему не хотелось выяснять отношения.

«Это не важно, — решил для себя Таху.

Есть более серьёзные вещи, о которых стоит беспокоиться».

Другие Тоа уже были готовы возобновить спор и даже начали что-то доказывать друг другу.

Как вдруг...

ХРРРРРРРЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯССССССССЬ!

Безо всякой причины начала сотрясаться земля. Сначала на ней Появились небольшие трещинки. Они побежали в разные стороны, то сближаясь, то удаляясь друг от друга. Соединяясь вместе, они образовывали крупные расщелины, Деревья задрожали, стаи птиц с испуганными криками взмыли в воздух.

Раздались удары грома, и яркие молнии прочертили небо. Их белые вспышки были видны за много километров. Молнии приближались, спускаясь из облаков, они били прямо в землю. Одна молния ударила всего в нескольких метрах от того места, где стояли Тоа.

 Назад! закричал Онуа, когда электрические сполохи попали в ближний лес и зажгли сразу несколько деревьев.

Таху побежал вместе со всеми, хотя огонь не мог причинить ему вреда. Что случилось? Невесть откуда появились чёрные лучи, из которых на землю упала стена дождя и града. С горы подул ураганный ветер.

 Откуда взялся этот шторм — прокричал Лива, с трудом перекрывая шум ливня и ветра. — Землетрясение, гром, молнии, ливень с градом, ураган — и всё эго сразу!

Гали покачала головой. Закрывая лицо руками от ужасного ветра, она с трудом проговорила:

— Это не шторм, то есть это не обычный шторм. Это дело рук Макуты.

Едва его имя слетело с уст Гали, ливень прекратился, всё успокоилось. О катастрофе напоминали полуобгоревшие деревья и трещины на земле.

— Ужас! — воскликнул Похату.

Таху кивнул:

— Ясно. Макута знает, что мы здесь. Нельзя терять время. Мы должны найти маски. Сию же минуту.

 

8

ЧТО ЛЕЖИТ ВНИЗУ

 

Таху даже не заметил, как отстал от своих новых товарищей. Он был слишком рассержен, поэтому мысли у него путались.

Он сто раз объяснял свой план разбиться на пары, но Тоа отвергли его. Копака и Лива настаивали на том; чтобы отправиться на поиски в одиночку,

Даже Гали казалась слишком рассеянной, чтобы спорить. Она единственная не побывала в своей деревне перед встречей и собиралась сделать это сейчас. Поэтому случилось так, что Тоа пошли каждый своей дорогой.

Разгневанный Таху бесцельно бродил по холмам у подножия горы Иху, а потом его занесло на обгоревшие склоны вулкана.

«Копака нашёл свою маску где-то там, в снегу, недалеко от своей деревни, — думал Таху, поднимаясь на огнедышащую гору. Почему бы и мне не поискать здесь, вблизи моей деревни?»

 Мысль о Копаке заставила Таху сильнее сжать рукоятку своего огненного меча.

«Он как будто сидел и просто слушал наш разговор, думая, что мы дураки•, а он лучше и умнее всех. Словно терял зря время».

— Не стоит тратить время на мысли о нём, — вслух произнёс Таху. — Особенно сейчас.„

И он вытянул руку с мечом, направив её на какую-то точку перед собой. Но тут с лезвия меча сорвался язык пламени. Пролетев вперёд, он ударился в большой камень, мгновенно превратив его в лужицу расплавленной лавы.

Примите моё уважение, великий Тоа, но вам следует быть внимательней, когда у вас в руках эта штуковина, раздался чей-то голос.

Таху оглянулся. Перед ним стоял широкоплечий, крепко сложенный маторан.

— Я тебя знаю, — задумчиво произнёс Таху. — Ты Джаллер, да?

 Маторанин поклонился:

Я капитан гвардии твоей деревни Та-Коро.

Привет, — сказал Таху. — Кстати, в следующий раз, если ты соберёшься давать советы Тоа, не подкрадывайся сзади. Это может быть опасно.

— Прости, Тоа, — усмехнулся Джаллер. — Я не хотел напугать тебя.

— Извинения приняты. Зачем ты меня искал?        

Джаллер сразу стал серьёзным:

— Я пришёл узнать, как продвигаются поиски маски. Не подумай, что я собираюсь указывать тебе, но... у тебя есть план?

Таху нахмурился, чувствуя, как в нём нарастает раздражение. С каких это пор матораны позволяют себе обсуждать его тактику?

— Конечно, у меня есть план, — заявил он. — Я ищу... Я отправляюсь на поиски маски... Ладно, может, у меня и нет точного плана. Но я обдумываю его.

Джаллер снова усмехнулся:

 Конечно, Тоа. Но в любом случае, я думаю, тебе будет полезно знать, что гласит легенда. В ней говорится, что Канохи Акаку — Великая Маска Всевидения — лежит на дне глубочайшей пропасти Ону-Вахи.

 -- Ону-Вахи, — повторил Таху. — Это те пещеры и туннели, о которых рассказывал Онуа?

 да, ответил Джаллер. — Сеть подземных пустот раскинулась почти под всем островом Мата Нуи. Вход туда находится недалеко, вон в той стороне, возле стены из лавы. Он ведёт...

— Спасибо, — оборвал его Таху и поспешил в указанном направлении.

Тоа Таху! окликнул его Джаллер. — Подожди!

Таху обернулся и нетерпеливо спросил: — да? что ещё?

Джаллер приложил руку к маске, словно солдат, отдающий честь:

— Желаю удачи. Будь осторожен под землёй. Ты нам нужен. Мы не хотим потерять тебя снова.

Таху улыбнулся:

— Вам не о чем беспокоиться. От меня избавиться нелегко.

С этими словами он зашагал к стене лавы, в основании которой зияла чёрная дыра — вход в подземелье.

Очень скоро Таху понял, чего опасался маторан. Кромешная тьма подземелья, ветвящиеся туннели Ону-Вахи — всё сбивало с толку. Только благодаря пламенеющему мечу удавалось разогнать тьму вокруг, и то совсем недалеко, на расстояние вытянутой руки. Дальше всё оставалось непроницаемым.

Глубоко вздохнув, Таху заставил себя продолжать путь. Какая-то часть его разума протестовала: «Нет. Это не наш мир, мы не можем здесь находиться. Мы погибнем...»

Но Таху только тряхнул головой, прогоняя прочь эти мысли.

Воздух становился всё холоднее и холоднее. Казалось, он застывал. Пламя меча металось и трещало, но благодаря волшебной силе продолжало освещать путь.

«Ещё немного, — подбодрил себя Таху. — Я что-то чувствую. Эти туннели не могут уходить слишком глубоко».

 

Но они уходили. Глубже, и глубже, и глубже. Таху начинало казаться, что в мире вообще ничего нет, кроме этого подземелья. А он всё шёл: вниз, и вниз, и вниз.

 

В темноте маячили какие-то тени, освещённые отблеском его оружия. Но спуск под землю не кончался.

И вот наконец туннель оборвался. Таху услышал дикое завывание ветра и понял, что. перед ним пропасть. Хорошо, «что он вовремя остановился. Ещё шаг, и он полетел бы вниз. Ноги стояли на краю обрыва, а он безуспешно пытался разглядеть дно.

«Ну и что мне теперь делать?» — грустно подумал он.

 Таху не знал, что заставило его приподнять голову, но он заметил, как что-то блеснуло в провале. Пытаясь разогнать тьму с помощью огненного меча, он напряг силы, и ему показалось, что он разглядел неясные очертания какого-то уступа на противоположной стороне расщелины. На этом выступе лежало что-то серое. Маска? Он не был уверен. В любом случае между ним и неизвестным предметом зияла чернотой непреодолимая пропасть. Как же добраться до противоположной стены?

Таху осторожно шагнул вперёд. Приблизившись к самому краю, он вдруг нашёл решение проблемы мост. Узкая каменная тропа убегала из-под. ног и. скрывалась в темноте.

Сильный порыв ветра чуть не повалил его, когда он поставил ногу на мост. Таху остановился, покачал головой. Не стоило заходить так далеко. Но не поворачивать же теперь назад!

Мост оказался уже, чем показалось сначала, и Таху пришлось быть очень внимательным, чтобы сохранить равновесие. Прошло несколько минут, но противоположная стена была всё так же далеко, как и прежде.

«Нелепость какая-то. — Его нетерпение брало верх над разумом. — Кажется, я вечно буду идти по этой жёрдочке».

Таху занёс ногу, чтобы шагнуть по шире. Едва он коснулся тропы, нога подвернулась. В тот же момент порыв ветра толкнул его, и Таху почувствовал, что падает в пропасть. Ему удалось зацепиться за мост одной рукой. Ноги болтались над бездонной пропастью. С силой выбросив вверх другую руку, он схватился за камни, при этом едва не выронив меч. Раскачавшись, Таху ногой нащупал какой-то выступ и подтянулся вверх. Теперь всё его внимание было сосредоточено на том, чтобы выбраться на узкую каменную полоску. Сантиметр за сантиметром он взбирался на мост и наконец ощутил под коленями твёрдую поверхность. Встав на четвереньки, он отдышался, затем очень осторожно поднялся на ноги.

«Ладно, медленно, но верно. Только так, — сказал себе Таху. — Шаг за шагом, сантиметр за сантиметром».

Он шагнул, удерживая равновесие и стараясь не смотреть вниз.

«Шаг, второй, вот так...»

33333333333333333333333333!

Воздух вдруг наполнил громкий, пронзительный звук. Казалось, он доносился со всех сторон одновременно. От неожиданности Таху вздрогнул, покачнулся. Нога повисла над пропастью. Но, вовремя взмахнув рукой, Тоа удержал равновесие и остался на каменной тропе.

Десятки ярко-красных существ появились из тьмы. Они метались под ногами у Таху. Создания были размером с кулак и выглядели как помесь скорпиона с гигантским светлячком. Смертельные клешни щёлкали, приближаясь к Тоа. А лапки семенили так быстро, что разглядеть их было невозможно.

Эй! — крикнул Таху. Он топнул ногой, задев сразу несколько существ, которые подобрались почти вплотную. -- Убирайтесь!

Снующие под ногами существа не обратили никакого внимания на окрик Тоа. Они заполонили мост, подползли к Таху и облепили его ноги.

— Ох! — только и смог произнести Таху, когда одно насекомое схватило его за ногу своей клешнёй.

Он сбросил скорпиона, но два других уже добрались до колен и пытались взобраться выше.

 — Хватит, достали, — бормотал Таху, направляя меч в самую гущу созданий, скопившихся на мосту. Собрав энергию, он выстрелил языком пламени в надежде сбросить скорпионов в пропасть.

Но насекомые только покраснели и засветились ярче, словно впитав энергию огня.

Что?! — воскликнул Таху. —- Вы любите огонь? Мелкие глупые сколопендры. Я вам покажу!

Он вновь взмахнул мечом, из которого с рёвом вырвался сноп пламени. Но опять насекомые, как казалось, только становились сильнее. А вот мост... мост сделался тоньше. Часть камней расплавилась и превратилась в лаву, которая начала стекать в пропасть.

— Ого! — воскликнул Таху, следя за огненными каплями, падающими в темноту,

Насекомые, у которых прибавилось силы, хватали его клешнями.

Убирайтесь прочь.„ — бормотал Таху, безуспешно пытаясь стряхнуть с себя скорпионов.

 Как с ними бороться? Его оружие огонь — оказалось абсолютно бесполезным. Мост превратился в ловушку, где Таху, чтобы удерживать равновесие, приходилось бороться не только с гравитацией и сильным ветром, но и с множеством насекомых.

 И вдруг в его мозгу прозвучали слова Гали: «Лучшее оружие — разум». Это то, что она сказала на прощание. Тогда Таху не обратил на это внимания. Но сейчас слова сами собой всплыли в его памяти.

И тотчас появилась идея.

 Ну, подождите, мелкие твари, громко сказал Таху. Самое время вам бежать прочь, пока не стало слишком поздно. Нет? Ну, хорошо, только не говорите, что я вас не предупреждал...

С этими словами он бросил меч. Затем, обхватив мост руками, Таху снова повис над бездонной пропастью. Закрыв глаза, он представил себе Лива. Тоа Воздуха не мог и секунды оставаться в покое. Он постоянно двигался, делая различные стойки на руках, кувыркаясь и подпрыгивая. Таху вспомнил, как один раз Лива подпрыгнул, поймал ветку дерева и повис на ней, ухватившись двумя руками. Затем он сильно раскачался. Он раскачивался до тех пор, пока тело его не начало описывать вокруг ветки широкие круги, так гимнаст крутится на турнике.

Держа этот образ в мыслях, Таху попытался раскачаться так сильно, как только мог. Сначала получалось плохо, но вот его тело приобрело свободу, стало взлетать всё выше и выше. Таху изо всех сил помогал себе ногами, и наконец ему удалось сделать первый оборот, затем второй, третий...

сначала один скорпион, затем второй, третий стал отлетать в сторону. Через несколько секунд они посыпались уже десятками, мелкими искрами исчезая в чёрной глубине пропасти.

«Сработало! — обрадовался Таху. — сработало. Они не могут удержаться».

Он сделал ещё несколько оборотов, пока не почувствовал, что последний скорпион отцепился от него, и не услышал, как затих жужжащий звук. Только после этого он позволил себе замедлить вращение.

Взобравшись на мост, Таху подумал: «Даже Лива удивился бы, увидев такое упражнение».

Осмотрев пространство вокруг себя, он не обнаружил ни одного насекомого, но вдруг почувствовал жжение от укуса. Наклонившись, он увидел, что одному скорпиону всё же удалось удержаться.

«— Думаю, я справлюсь с тобой», — сказал Таху, отрывая руками впившееся в ногу насекомое. – А теперь тебе пора присоединиться… Стоп, подожди-ка. – Он крепко сжал насекомое пальцами и поднес к глазам. Что это? Таху разглядел на голове скорпиона крошечную маску. И хотя она вся была покрыта мелкими точками, сомнений не было: это именно маска. —; Странно, бормотал Таху, пытаясь её снять.

Мелкое насекомое злобно жужжало, сопротивлялось и, когда палец Таху оказался близко, впилось в него.

 — Ой! — Таху отдёрнул руку и тряхнул ею, собираясь сбросить насекомое. Но что-то его удержало. Почему скорпион носит маску?

Аккуратно, одной рукой Таху сжал клешни злобной твари, а другой попытался снять с неё маску.

Есть! Как только маска оказалась у него в руках, скорпион затих. Тоа показалось, что он его раздавил. Но он понял, что ошибся, когда увидел, что лапки насекомого дёрнулись, и раздалось жужжание.

Таху посадил скорпиона на мост, стараясь не подставлять пальцы под острые Клешни. Однако предосторожность была излишней. Не проявляя интереса к Тоа, маленькое создание

мосту и скрылось в темноте.

 Тоа задумался. Что бы это значило? Скорпион убежал, потому что с него сорвали маску? Или понял, что остался один, и не рискнул напасть на существо, во много раз превосходящее его размерами?

Таху поднёс маску к глазам. Неожиданный порыв ветра толкнул его, Тоа покачнулся, и маска полетела в пропасть.

Таху рванулся, чтобы подхватить её, но было поздно. Маска исчезла. Потеряв доказательства нападения, он решил поскорее забыть об этом случае. Важно то, что он защитил себя от атаки и теперь продолжит выполнять задание.

Таху поднял меч. После случившихся событий переход по узкому мосту показался обычной прогулкой, и скоро он стоял у противоположной стены.

Казалось, маска ждала его. Её пустые глазницы смотрели на Тоа. Таху взял маску и надел поверх собственной.

Энергия словно взорвалась внутри него. Таху пошатнулся, сделал шаг вперёд, но вовремя опомнился, взял себя в руки и остановился на самом краю ущелья.

Столько силы! Он смотрел на всё, что его окружало, новым взглядом, вооружённый мощью Маски Всевидения. Даже в темноте Таху мог разглядеть в горной породе Жилы, заполненные минералами, капли воды, падающие откуда-то сверху, и выемки на дне, которые эти капли промывали в течение многих лет.

Таху зажмурился, пытаясь привыкнуть к своему новому зрению.

— Хорошо, — прошептал он. — А теперь отправимся в одно место…

 

9

ХОЛОДНЫЙ КАК ЛЕД

 

Каждый шаг приближал Копаку к жару, дыму и горячему пеплу вулкана Та-Вахи. Зачем понадобилось прятать Маску Силы в таком месте? Понять этого Тоа не мог, но надеялся, что матораны, указавшие на это место, не обманули его.

Когда накатилась очередная волна жара, Копака остановился и поднёс к груди лезвие ледяного меча, чтобы охладиться. Как можно жить возле вулкана, в такой нестерпимой жаре?

Словно дразня Копаку, в памяти возник образ Таху. Если бы Тоа Огня увидел его сейчас, он от смеха потерял бы свою маску.

«Лучше бы я посмотрел на Таху, поднимающегося на ледник горы Ко-Вахи, — думал Копака. — Он наверняка растопил бы лёд и провалился в эту дыру. А потом потратил бы кучу энергии, пытаясь выбраться из неё».

Эта мысль развеселила его и придала ему сил. Ещё несколько минут подъёма, и перед Копакой раскинулся удивительный пейзаж. Это было как раз то место, которое он искал, — озеро лавы. В эту долину спускались горы, образуя широкое и глубокое озеро, заполненное расплавленной лавой. Насколько хватало глаз, озеро переливалось жёлтыми, красными и оранжевыми вспышками огня. В дальнем углу в водоём низвергался поток лавы, выбрасывая вверх струи пара и клубящийся дым.

Копака в недоумении огляделся. Где же в этом кипящем котле прячется маска?

Посередине озера Копака заметил крохотный скалистый островок. То ли от жары у него начались видения, то ли это действительно серая маска Канохи лежит прямо в центре острова?

Тоа Льда нахмурился. Лучше бы маску охранял Рахи, или даже два Рахи, нет, лучше целая стая Рахи. Лучше встретиться со всеми Рахи острова Мата Нуи, чем бороться с огнём.

«Макута немало повеселился, когда прятал эту маску, — рассуждал Копака. — Но хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. А последним посмеюсь я, чего бы мне это ни стоило».

Направив меч на озеро, Копака сконцентрировал свою энергию.

 33333333333333333333!

Маленький участок замёрз, превратившись в камень. Но уже через секунду из-

под него вырвался пар, и твёрдая порода расплавилась, вновь превратившись в кипящую лаву.

Копака нахмурился и повторил попытку. Но эффект был таким же.

«Надо придумать что-то другое, — подумал Тоа. — Если нельзя пройти прямой дорогой, придётся поискать обход».

Теперь Копака направил леденящую силу на пар, поднимавшийся над озером, и вытянул меч вперёд.

33333333333333333333!

Частички воды, висевшие в воздухе, замёрзли и образовали подобие ледяного моста, протянувшегося на несколько метров от берега в сторону острова.

33333333333333333333! 33333333333333333333!

Копака чувствовал, что каждый выстрел ледяного меча отбирает у него всё больше и больше энергии. Но когда он заморозил последнюю струю пара, то гордо улыбнулся. Его ледяной мост пересекал озеро и одним концом упирался прямо в остров!

— Ну вот, теперь осталось забрать маску, — бормотал Копака, ступая на мост.

Сделав пару шагов, он остановился. До него долетали странные звуки.

Кап... ШШШШШШ! Кап... ШШШШШШ! Кап... ШШШШШШ!

Посмотрев вниз, Тоа увидел, что мост почти полностью растаял.

. — закричал он и направил на мост лезвие меча, чтобы укрепить его.

Но это не помогло. Он успевал заморозить одну часть, а другая в это время таяла. В средней части мост уже обрушился. Копака едва успел прыгнуть с ледяной полосы на берег, как и эта последняя опора с шипением осела в лаву и исчезла.

Необходимо было искать новое решение. Копака серьёзно задумался. Единственное, что приходило ему в голову,

позвать на помощь остальных Тоа.

«Если бы здесь был Таху, для него бы не составило большого труда достать эту маску», — размышлял Копака.

Он даже потряс головой, чтобы прогнать такие мысли. Зачем тратить время на чепуху? Он уже нашёл две маски без помощи других Тоа. Справится и на этот раз.

В раздумьях Копака бродил по берегу озера лавы, как вдруг заметил в небольшой расселине струю пара, выбивавшуюся из-под камней, Это был светлый и чистый пар, совсем непохожий на тяжёлый чёрный дым, клубившийся над озером.

Чтобы обследовать это место, Копаке пришлось вскарабкаться вверх по стене. Там оказался горячий источник, изливавшийся из недр горы.

— Интересно... — задумчиво произнёс Тоа.

Он посмотрел в сторону острова, где лежала маска, на глазок оценил расстояние, а затем обследовал источник. В голове созрел план.

Копака ещё и ещё раз просчитал всё: размеры источника, расстояние до острова, даже попытался представить температуру лавы. Но он до сих пор не был уверен.

что план сработает. Вероятность очень высока, но ни в чём нельзя быть полностью уверенным.

Копака с силой сжал кулаки, представив себе насмешки Таху и недоуменный взгляд Лива. Ни у кого из них не хватило бы терпения потратить столько времени на раздумья о возможных последствиях. Может быть, когда-нибудь он последует их примеру делать всё без оглядки.

«Всё или ничего», — сказал себе Копака. И вот в этом он был уверен на все сто процентов.

Не давая себе времени на сомнения, Копака направил меч на источник. 3333333333333333!

Вода начала замерзать. Как он и предполагал, она оказалась холоднее, чем лава, и через несколько минут превратилась в огромную глыбу льда. Теперь предстояла самая тяжёлая часть работы — столкнуть этот небольшой айсберг в озеро. Мало-помалу Копаке удалось заморозить внешнюю стену, откуда бил источник, и отколоть глыбу. Она скользнула вниз и свалилась в озеро.

Нельзя терять ни секунды, — лава уже начинала подтачивать ледяные края. Отбросив сомнения, Копака прыгнул на лёд. Используя меч как весло, он что было сил стал грести к острову. Лёд продолжал таять, но Копака полностью сосредоточился на цели.

К тому моменту, как он достиг острова, ледяной плот стал вполовину меньше.

«Больше чем вполовину, — признался себе Копака, спрыгивая на остров и подбегая к маске. — Но айсберг ещё достаточно велик, а сила маски поможет плыть быстрее». Он надел Маску Силы, чувствуя, как его наполняет энергия.

Копака вернулся на льдину, и тут его взяли сомнения. Успеет ли он доплыть до берега? Не растает ли льдина раньше?

Сможет ли он двигаться быстрее?

Вперёд,   приказал он себе.

Других вариантов нет.

Погружая меч в лаву, Копака призвал себе на помощь силу новой маски.

 

— Я сделаю это, — подбодрял он себя. — Сколько бы времени ни потребовалось, я сделаю это. Даже если лёд растает, я заморожу часть лавы, чтобы пробежать остаток пути. Или...

В очередной раз погружая меч в озеро, он задел льдину. От сильного удара по ней пробежали трещины, а одна особенно большая появилась прямо под ногами. Но у Тоа Льда не было времени, чтобы замораживать лёд снова. Он встал на колени и попытался ногами удержать расползающиеся части айсберга. Это ему удалось, но вдруг одна половина льдины погрузилась в лаву, и Копака упал, сильно ударившись головой о лёд. Ему удалось быстро встать и вновь удержать половинки вместе, но тут в глазах потемнело, серая пелена накрыла его сознание... и внезапно спала. Перед ним возникло странное видение. Льдина, озеро, лава, огонь, жар — всё это пропало. Копака видел остров Мата Нуи. Видел его как на ладони с высоты птичьего полёта. Вдруг земля стала быстро приближаться, как будто он падал прямо на склон горы Иху в центре острова. Детали стали отчётливее, и Копака разглядел огромный храм, сложенный из камней.

Из темноты послышался странный, гулкий, словно эхо, голос:

— Приветствую тебя, Тоа Льда.

Копака хотел избавиться от этого наваждения, но голос продолжал:

— Не пытайся... твой разум сейчас... видит будущее... ты с другими Тоами должен... все Великие Маски Силы... вместе и победить... трое станут... путь мудрости... я, Акамаи... воинов.. • только объединившись... прощай.

Наваждение исчезло. Копака вновь стоял на четвереньках на льдине, которая быстро таяла.

«Этот маленький эпизод признак большой беды», — подумал Копака, возвращаясь к действительности, которая была довольно серьёзной. Льдина и не собиралась возвращаться к берегу. Это означало, что Тоа должен испробовать другой способ — или заморозить себе дорогу, или оставаться на льдине до тех пор,

пока это возможно, а потом попытаться перепрыгнуть на твёрдую поверхность.

Второй вариант казался более приемлемым. Только расстояние до берега оставалось ещё очень большим...

Копака вспомнил, что он теперь обладает Великой Маской Силы. Возможно, она придаст его ногам достаточно сил, чтобы преодолеть расстояние. Возможно…

Собрав всю энергию, Копака приготовился к прыжку и замер в ожидании. секунда, вторая, третья. Он сохранял ледяное спокойствие. Всё, что ему нужно, посильнее оттолкнуться.

 — Сейчас! — крикнул Копака, отталкиваясь ногами со всей силой. на какую был способен.

Но сил не хватило.

«Великая Маска Левитации сейчас бы очень пригодилась», думал Копака, чувствуя, что падает прямо в кипящую лаву.

 Копака! — раздался неожиданный крик с берега.

Тоа Льда разглядел только какое-то зелёное пятно. В то же мгновение он почувствовал, что что-то схватило его и подняло в воздух.

 — Аааааааа! — закричал Копака.    

 БАХ!

Поднятый чьей-то сильной рукой, он упал на берег, словно кукла, и пропахал лицом землю.

— Про-о-о-ости, брат, — где-то поблизости раздался голос Лива. — Не было времени придумать план для мягкой посадки.

— Угу, — кряхтя, ответил Копака, Всё его тело нестерпимо ныло. Но, однако, он .не разлетелся на кусочки И не расплавился. — Всё в порядке, брат Лива, — добавил он, осознав, что спасением обязан Тоа Воздуха. — Я в долгу перед тобой. Я не забуду это.

— Всегда пожалуйста, — ответил Лива. — Я смотрю, ты раздобыл маску?

Копака кивнул, ощупывая на лице новую Канохи. И ещё он думал, рассказать ли Лива о своём видении. Что оно значило? Кто наслал его? Это серьёзное предупреждение или происки Макуты?

«Что бы это ни было, я чуть не расплавился, — напомнил себе Копака. — Это ли не доказательство, что всё подстроил Макута?»

И он решил ничего не говорить, тем более что Лива без умолку тараторил, как добыл Великую Маску Силы в деревне Ону-Вахи.

«— Пришлось побороться с безобразным Рахи, чтобы взять её», — говорил Лива. — Но думаю, это стоило того, ведь благодаря ей я получил быстродыхание, которым вытолкнул тебя на берег.

Копака кивнул:

— Эти Рахи... Они защищают маски, и ничто не заставит их покинуть пост.

— А тот мой противник остановился-замер, когда я сорвал с него маску, сказал Лива, — а потом панику поднял, исчез в глубине туннеля быстро-быстро.

— Неужели? Гм... — Копака взял это себе на заметку. Такие сведения могут пригодиться. Это напомнило ему, что он должен найти ещё одну маску. «— Благодарю тебя, брат Лива», — сказал Копака вежливо и спокойно. — Мне надо продолжать поиски.

— Ох, я и сам едва не заблудился-потерялся, поэтому и пошёл искать тебя, почти прокричал Лива. Я только что удачно-радостно встретил Онуа с Похату под горкой-горой. онуа созывает всех.

Копака нахмурился:

— Но я ещё не собрал все маски.

— Никто не собрал, — пожал плечами Лива. — Мы все решили-поняли, что эти поиски-розыски хитрая штука, сложнее, чем мы думали. Поэтому Онуа просит о встрече. Я не из тех, кто любит работать толпой-группой, но думаю, что он прав. Мы должны посоветоваться, составить план для всей команды-группы.

Копака открыл было рот, чтобы возразить, но передумал. Насколько всё было бы проще и быстрее, если бы с ним был Лива, как в первый раз, или Таху, или Онуа.

И он согласился. Ему не нравилась идея собраться всем вместе — большой толпой. Но факты — вещь упрямая. Их миссия завершится успехом, если они будут всё делать сообща. — Хорошо. Идём.

 

10

ХРАМ

 

Гали радовалась, что встреча, которую организовал Онуа, проходила более спокойно, чем прежние собрания. В конце концов все пришли к единому мнению: Тоа должны действовать как одна команда.

 Каждый Тоа уже встречал Рахи, и Гали не была исключением. После того как она ушла от подводного монстра, того, которого встретила сразу после своего пробуждения, она всё отчётливее понимала, какой чудовищной силой могут обладать эти существа. Она уже знала, что некоторые чудовища называются «Таракава». Вождь рассказал им, что Рахи всегда жили на острове и Макута управлял ими, обделывая свои тёмные делишки

«Возможно, когда мы соберём все маски, мы найдём способ избавить остров от Рахи», —- думала Гали.

Ей только хотелось, чтобы их миссия протекала более гладко. слишком много времени приходилось тратить на то, чтобы уладить разные споры, выслушать мнение каждого. Лива всё ещё стремился действовать в одиночку. Таху старался изувечить каждого Рахи, которого они встречали. Копака время от времени ругал всех вокруг, угрожая уйти и продолжать поиски в одиночку.

 Несмотря на разногласия, Гали удавалось поддерживать мир среди Тоа. И она была уверена, что Онуа добивался той же цели, стараясь примирить всех. Поэтому Гали испытывала всё больше и больше уважения к этому сильному и уверенному Тоа Земли. Теперь; когда они вышли на берег моря к югу от деревни По-Коро, она посмотрела именно на него:

 Онуа, если жители Та-Коро говорили правду, Маску Левитации для Таху нужно искать под водой.

Лива взглянул на неё сверху вниз и сердито заметил:

Только не под водой. Я уже достаточно нанырялся, доставая свою Маску Скорости. У меня до сих пор из ушей льётся-капает вода.

 — Не говори глупостей, — вмешался Копака. — Ясно, что только те, у кого уже есть Маски Канохи Каукау, пойдут на поиски, Похату, Лива и Таху, вы останетесь на берегу.

Таху посмотрел на него.

— Спасибо, что объяснил понятные вещи, — ехидно заметил он. — Но мы ищем мою маску. В моей деревне рассказали, где её искать. Поэтому, я полагаю, мне решать, идти с вами или нет.

Глаза Гали стали круглыми от удивления:

— Было бы неплохо, если бы кто-то остался на берегу для охраны, брат Таху.

— Ну, в общем, да, — неохотно согласился Тоа Огня, продолжая исподлобья смотреть на Копаку. — Идите, Гали, и удачи вам. Мы будем охранять берег, пока вы не вернётесь.

Пока они препирались, Онуа ступил в воду, следом за ним Копака. Шествие замыкала Гали. Едва тёплая ласковая волна коснулась её ног, волнение исчезло. Она нырнула и быстро ушла на глубину.

Всех троих подхватило течением и понесло в сторону широкой и светлой морской долины. Копака указал на огромную тёмную тень, едва различимую в воде. Гали вздрогнула — она узнала Таракаву.

 От одного Таракавы я ушла, ослепив его сильной волной, второго заманила в пещеру, где он застрял, — сообщила она. — Эти Рахи сильные, но не слишком умные, как мне кажется. Нам только нужен план...

И они поплыли к Таракаве. Едва чудовище заметило Тоа, раздался его ужасный рёв.

— Отлично. Он знает, что мы здесь, — прошептала Гали. — Копака, приготовься.

Тоа Льда кивнул. Таракава развернулся и поплыл к ним навстречу. Скоро считаные метры отделяли чудовище от троих друзей, но Копака не двигался.

Гали замерла. Секунда, и монстр схватит их...

Она уже собиралась закричать, и тут Тоа Льда начал действовать. Выбросив вперёд руку с ледяным мечом, он послал в Таракаву сильный заряд. Чудовище оказалось замурованным в глыбу льда.

Отличная работа! — закричал Онуа. Его низкий голос разнёсся под водой„ словно эхо. — Теперь моя- очередь.

С этими словами он ударил кулаком в дно океана. Ил и песок поднялись вверх, изогнулись дугой, понеслись к ледяной глыбе и накрыли её.

— Это надолго задержит его, — сказа, ла Гали. Теперь можем...

Погоди, — прервал её Онуа, пристально разглядывая Таракаву, чья голова торчала изо льда, — я хочу кое-что выяснить.

Он подплыл к чудовищу, стараясь не попасть под его челюсти. Затем Тоа поднял со дна комок глины, размахнулся и бросил его в голову монстра. Комок долетел, ударился и взорвался, как небольшая граната. От взрыва маска, покрывавшая голову Таракавы, слетела и упала на дно.

Чудовище, пытавшееся освободиться из ледяного плена и схватить Онуа острыми зубами, мгновенно затихло. Через секунду оно снова задёргалось, но уже не обращало на Тоа никакого внимания.

«Я так и думал», — сказал Онуа. — Мы с Похату сражались с двумя Нуи-Рамами, и я сбил с одного маску. Чудовище, вместо того чтобы продолжать драться, бросилось наутёк.

Копака понимающе кивнул:

— Что-то похожее произошло, когда я встретил Кума-Нуи по дороге в По-Вахи.

 «— Жаль, что раньше я не придавал этому значения», — сказал Онуа. Только сейчас я понял, насколько это важно.

Гали отметила, что Копака промолчал. Кажется, мы узнали очень важную тайну,' обрадовалась она. — Через эти маски Макута управляет чудовищами.

И тут Гали заметила серое пятно маски на белом песке. Она подплыла ближе, нагнулась и подняла её.

Миссия завершена, — радостно заявил Онуа. — Возвращаемся.

„Выброси это из головы, — настаивал Копака. — Ты погибнешь, а без тебя у нас возникнут проблемы.

Похату вздохнул, размышляя, не ошиблись ли Тоа, разбившись на две группы. Если бы здесь были Онуа или Гали, они, наверное, смогли бы разрешить спор между Копакой и Лива. Но они вместе с Таху отправились в Ле-Вахи на поиски второй маски Похату.

Похату стоял на краю самого высокого уступа недалеко от своей деревни и разглядьвал маску, которая серым безжизненным пятном блестела на карнизе посередине обрыва. У подножия их сторожил огромный Нуи-джага. Рахи знал, что наверху стоят Тоа: каждые несколько секунд он задирал кверху морду, прикрытую маской, и вытягивал в струнку хвост.

— Возможно, наш ледяной брат прав, Лива, — предположил Похату. — Вдруг ты промахнёшься и упадёшь... В любом случае, я думаю, надо искать другой выход. И мы его найдём, если будем действовать сообща.

Лива пожал плечами. Улыбка не сходила с его лица:

— Зачем волноваться-переживать? Кроме того, этот способ куда как забавенннннн...

Последнее слово заглушило эхо, когда Лива, раскинув руки, прыгнул вниз, словно в воду.

 Чертовски глупо! пробормотал Копака со злостью.

Похату не мог говорить. Он даже не дышал, со страхом заглядывая в пропасть. Это была его маска, его Канохи Каукау, которую Лива пытался схватить, с головокружительной скоростью пролетая мимо уступа. Случись катастрофа, и Похату не сможет жить.

— Вауууууу! — крикнул Лива. одной рукой он схватил маску, а другой сделал широкий взмах, призывая на помощь ветер. И ветер появился. Он подхватил Тоа и понёс его вверх. Когда он стих, Лива продолжал подниматься сам по себе.

— Ага, он использует Маску Левитации, — догадался Копака.

Похату посмотрел на Тоа Льда. Несмотря на внешнюю холодность, в груди Копаки бьётся честное сердце.

Через секунду Лива приземлился.

 «— Одна Канохи Каукау», — сказал он, протягивая маску Похату. Надеюсь, размерчик твой, потому что возвращать её назад я не намерен.

Онуа из-под ладони смотрел на макушку дерева. Солнечные лучи, отражаясь от дождевых капель на листьях, слепили ему глаза и мешали рассмотреть серое пятно. — Это она? — спросил он Гали и Таху, которые стояли сзади.

Гали кивнула:

— Это Канохи Какама. Кажется, она висит на самых верхних ветках. Плохо, что брат Лива не с нами. Он бы прекрасно сыграл роль обезьяны.

— Это точно. Но, сестра, у тебя есть Маска Левитации. Может, ты сделаешь это?

д— Я попробую, — ответила Гали, присматриваясь к вершине. — Пока у меня не было ни времени, ни возможности потренироваться. Но если подниматься медленно...

Таху шумно вздохнул:

Ребята, мы не можем возиться с этим целый день. Может, попробуем 60лее простой путь?

И он направил на дерево своё оружие.

— Таху, нет! — закричала Гали.

Но было поздно. Пламя окутало дерево. Через секунду все его ветки были охвачены огнём, и вскоре перед ними, растопырив чёрные, обуглившиеся ветви в разные стороны, стоял скелет. Огонь не тронул маску, и, потеряв опору, она упала вниз, взметнув клубы пепла.

Онуа, нахмурясь, поднял её.

«Будь его воля, Таху сжёг бы весь лес», — думал он, наблюдая, как языки пламени лижут соседние деревья.

Гали взмахнула руками, и в ту же минуту хлынул дождь, вымочив Тоа до нитки и погасив огонь.

 — Спасибо, — поблагодарил её Таху и смахнул с лица дождевые капли. — Я не

подумал о том, что огонь перекинется на соседние деревья.

— Конечно. — Голос Гали звучал холодно, словно говорила не она, а Тоа Льда. — Думаю, ты не подумал о птицах, которые считали это дерево домом, о растениях и животных, отдыхавших в его тени. Ты вообще не думал!

Она повернулась и направилась в джунгли.

— Здесь! — победно прокричал Таху, когда Рахи, с которого сорвали маску, убежал вниз по склону горы Иху. — Великая Маска Дыхания под Водой моя. А это означает...

— Что все маски собраны, — закончил вместо него Копака.

— Отлично, — сказала Гали. Она радовалась ликованию Таху, но была поражена, когда увидела, что серая Канохи Каукау стала огненно-красной, едва коснулась головы Тоа Огня.

Копака заметил, что Гали и Таху как-то отстранились друг от друга, но, к своему удивлению, почувствовал, что ему это приятно. Что произошло между ними, он не знал. Но и не собирался выпытывать.

— Теперь перед нами встал новый вопрос, — заявил Онуа. — Что дальше?

— Теперь мы обладаем полной силой, — заметил Таху, — поэтому пойдём и уничтожим остальных Рахи. Теперь, когда мы знаем, как с ними бороться...

е: — Это глупая-неразумная трата времени, — прервал его Лива. — Теперь этот секрет известен и маторанам. И они сами постоят за себя. Сегодня-сейчас Рахи не опасны. Я чувствую-догадываюсь, что у нас появится новая задача.

Копака вздрогнул, услышав заявление Тоа Воздуха. Неужели никто не понимает, как опасно полагаться на чувства и догадки? Но в то же время он не мог рассказать о видении, посетившем его возле озера лавы. Было ли это знаком или просто пригрезилось?

— Может быть, теперь мы должны добыть Золотую Канохи, о которой говорил вождь моей деревни? — предположила Гали. — Кто-нибудь что-нибудь об этом знает?

— Я — нет, — отозвался Онуа, в то время как остальные просто покачали головами- — А что он тебе рассказывал?

— Не так уж и много. — Гали нахмурилась она выглядела озабоченной и расстроенной. — Я... Я думаю, надо вернуться к нему и расспросить. Я знаю только то, что мы могли бы найти такую маску.

 Копака тихо произнёс:

— Мне кажется, я знаю, где найти её.

 

Все с удивлением посмотрели на Тоа Льда.

— Эй, — воскликнул Таху, — о чём это ты? — У меня было видение, — продолжал Копака. — Как раз перед тем, как ты нашёл меня в озере лавы, брат Лива. — Он посмотрел на Тоа Воздуха, и тот сразу обернулся. — Я видел храм, огромный храм в центре острова. Думаю, следует отправиться туда.

— И когда же ты собирался посвятить нас в столь важную тайну? — ехидно поинтересовался Таху.

.— Он только что сделал это, — заметила Гали. — И это хорошо. До сих пор нам не нужно было знать об этом.

Копака отметил, что она защищает его... «Это потому, что Таху раздражает её», — подумал он.

Но он всё ещё не мог улыбнуться ей в знак благодарности.

Выглядит точно, как в моём видении, — удивлённо пробормотал Копака.

Остальные Тоа громко восхищались видом огромного храма. Однако Онуа быстро погасил эмоции и обратился к разуму.

— Смотрите, — сказал он, указывая на шесть статуй. Тоа, высеченные в полный рост, были похожи на них, но только без масок. — Вы тоже думаете...

«— Да, если ты думаешь, что наши маски придутся впору их каменным лицам», — сказал Таху, снимая с себя Канохи Каукау и надевая её на голову статуи Тоа Огня.

— Подожди, — остановил его Копака. — Давай не будем расставаться со своими силами.

Таху нахмурился.

— А почему ты решил, что мы расстаемся с силами? — спросил он. — Твои видения привели нас сюда. А теперь ты называешь глупцами нас?

— Я не это имел в виду, — возразил Копака.

Гали взяла Копаку за руку:

— Всё в порядке, брат. Мне кажется, что Таху на верном пути. — И, помолчав, добавила: — На этот раз.

— Спасибо, сестра Гали, — откликнулся Таху. — Я ценю твою поддержку.

Гали улыбнулась, а Копака нахмурился. Как бы он ни волновался, этих двоих, похоже, его переживания не трогают. Копака открыл было рот, чтобы возразить, но что-то его остановило.

«Может, это не так уж неправильно — действовать, подчиняясь чувствам, а не разуму, — подумал он и тут же рассердился на себя. — Что я делаю? Я, как Лива или Гали, начинаю верить в чувства и желания».

Таху надел свою маску на каменную голову. И она растворилась в камне. Тогда он снял с себя Канохи Миру и ещё одну маску и тоже надел на каменное изваяние.

Примеру Таху последовали Лива и Похату. Гали тоже подошла к своей скульптуре, держа в руках Канохи Акаку.

Онуа обратился к (опаке:

— Обычно я, как и ты, против безоглядных поступков. Но сейчас у меня есть чувство, что мы обязаны поступить именно так.

Копака кивнул:

— Я.… я.… кажется, чувствую то же самое.

Для Онуа этого оказалось достаточно. Он уже довольно хорошо изучил Тоа Льда и понимал, что тот никогда не сделает необдуманного шага.

Они подошли к своим каменным изваяниям, Онуа снял Канохи Какаму и с тяжёлым вздохом водрузил её на голову истукана. Камень словно всосал маску. Тогда Онуа надел на статую другие свои маски. Они тоже растворились в камне, окрасив его в чёрный цвет. Без масок лицо Онуа казалось странным и уязвимым.

Сначала ничего не изменилось. Онуа чувствовал, как стучит его сердце. Неужели они расстались с масками просто так? Не было ли это сделано по наущению Макуты?

Но вдруг раздался громкий звук, словно ударили в большой колокол. Онуа застыл в удивлении: на голове каждой статуи появились новые маски. Это были 30лотые Канохи — Маски Света и Силы.

Онуа осторожно взял Золотую Маску и надел её. По телу пробежала такая волна энергии, что он еле удержался на ногах. И тогда Тоа Земли позволил себе улыбнуться. Новая маска несла не только громадную мощь, но и сочетала в себе свойства всех шести масок.

— Это то, что мы должны были отыскать, сказала Гали с благоговейным трепетом. — Теперь мы обладаем реальной силой, чтобы драться с Макутой.

Её слова заглушил страшный шум, раздавшийся из-под земли. Тоа отскочили в разные стороны, , когда перед ними разверзлась глубокая трещина, а земля под ногами заходила ходуном. Трещина ширилась, росла, но, едва достигнув сере; дины храма, превратилась в широкий тоннель.

Всё стихло. Земля успокоилась, словно ничего не произошло.

Тоа в изумлении смотрели то на отверстие в земле, то друг на друга.

Никто не произнёс ни слова.

Наконец заговорил Онуа.       

— Пошли; + сказал он и сделал шаг к туннелю. е — Пора узнать, куда ведёт этот подземный ход.

 

11

ПОГРУЖЕНИЕ ВО ТЬМУ

 

Тоа спускались вниз. Сердце Лива громко стучало в ожидании опасности. После всех ошибок и неопределённости он чувствовал, что нужно составить план действий.

«Пройти по туннелю, — перечислял он. Найти Макугу. Уничтожить Макуту. План кажется лёгким-простым».

Туннель извивался как змея, уводя Тоа всё глубже и глубже. Меч Таху да-

вал достаточно света: он освещал дорогу на несколько метров вперёд, но не мог разогнать густую тьму, ожидавшую их.

Из-за поворота донёсся крик Таху:

— Быстрее! Мы, кажется, нашли!

-— Что нашли? — спросил Лива.

Они оказались в просторной пещере. Широкие пластины светящихся камней давали возможность разглядеть с противоположной стороны железную дверь почти во всю стену. В разных направлениях от пещеры отходили туннели, но Лива даже не взглянул на них. Его занимала только дверь. — Это она, — возбуждённо прошептал он. — За ней мы найдём Макугу.

Никто не ответил, но Тоа Воздуха почувствовал, что все с ним согласны. Таху крепче сжал оружие.

— Хорошо, — сказал он. — Если Маку-

та здесь, пойдём и покончим с ним.

— Таху, подожди, — возразил Похату. — Мы не можем пойти просто так. Нужно составить план или...

СКРИИИИИИИ!

Противный звук наполнил пещеру, эхом прокатившись под сводами. Обернувшись, Лива увидел двух Рахи, выползающих из 60кового прохода. Массивные, широкие, они волочили по земле брюхо, но были на удивление проворными. Сильные лапы заканчивались опасными клешнями.

— Кто это? — испугался Похату.

Лива с первого взгляда узнал чудовищ, которых ему описывал вождь деревни:

— Это Манасы. Я думаю-помню, что их называют «Манасы».

— Они больше, чем Рахи! — вскрикнул Таху, взмахнув мечом. — Но мы справимся. Вперёд!

Лива колебался. Турага предупреждал, что ни один Тоа не справится с Манасом. Но все вместе... Он прыгнул, перевернулся в воздухе и приземлился точно на спину чудовища. Ухватив его за шею, Лива попытался отбросить его, но тот был слишком тяжёлым и легко смахнул Тоа.

Оох! воскликнул Лива, тяжело приземляясь на каменный пол.

Переведя дух, он снова бросился в бой, присоединившись к Таху и Онуа, яростно атаковавшим Манасов.

Похату шепнул Лива на ухо:

— Гали готовит западню. Помоги заманить Манасов в туннель, тот, что сзади.

Лива кивнул. Похату издал боевой клич и бросился к задней стене пещеры. Лива прыгнул вперёд, ударил ближайшего врага по спине, защищённой панцирем, и тут же отскочил назад.

— Поймай меня, если сможешь, мерзкая тварь! — крикнул он.

Манас остановился и повернулся к нему. Но туг же переключился на Онуа, пытаясь схватить его смертоносными клешнями.

Сюда, брат, окликнул Лива Онуа и махнул рукой. — Бежим.

Онуа увернулся от врага п побежал за Лива.

— Что случилось, брат? Куда мы бежим?

— План, — бросил на бегу Лива. — Нам надо заманить их.

Краем глаза Тоа Воздуха заметил, что Копака пытается направить второе чудовище в ту же сторону. Он махал своим ледяным мечом каждый раз, когда Манас атаковал его. Но всегда, когда казалось, что чудовище достанет Копаку клешнями, в дело вступала Гали, отвлекая внимание монстра от Тоа Льда.

Шаг за шагом шестеро Тоа теснили Манасов. Лива заметил, что у входа в туннель бурлит вода. Он не знал деталей плана, но догадался.

«Если удастся заманить монстров в туннель, Гали создаст сильный поток, который унесёт чудовищ прочь, — думал Лива. — Потом можно завалить ход камнями, заблокировать выход и искать Макуту».

Лива чувствовал такую лёгкость в теле, что мог бежать с бешеной скоростью, но

он сдерживал себя, останавливался и поджидал друзей. Действовать надо всем вместе, иначе план сорвётся.

Наконец раздалась команда Гали.' Она произнесла всего одно слово:

— Сейчас!

Тоа действовали слаженно. Лива, Таху, Похату и Онуа рванулись вперёд, проскочили под самым носом чудовищ и перекрыли им пути отступления. Тем временем Гали подскочила к входу в туннель, и в нём сразу забурлила вода.

«А что делает наш ледяной брат?» — подумал Лива, размахивая мечом и загоняя врага в тесный проход.

Очень скоро он всё понял. Как только вода заполнила туннель и стала выплескиваться в пещеру, Копака направил на неё меч и превратил жидкость в лёд. Через несколько секунд пол пещеры превратился в каток, и Манасов стало легче загнать в ловушку.

Почти получилось! — крикнул Таху. — Давайте, братья! Покончим с ними!

Лива вновь вышел вперёд и взмахнул мечом перед пастью монстра. Тот яростно отбивался. Неожиданно Тоа Воздуха неудачно повернулся, и когти чудовища распороли ему плечо. Лива отлетел к стене, словно ракета.

Но, преодолев боль, он снова бросился в битву. Манасы отступали.       

И тут раздалась команда Таху:

— Толкай!

Пятеро Тоа разом набросились на чудовищ.

Лива видел, как клешни Манасов опускаются на его друзей. Сам он чувствовал, как на его плечо навалилась огромная тяжесть. Но он забыл про боль. Главное — действовать по плану.

— Вперёд! — кричал Таху и растапливал лёд под ногами Тоа. — Не дайте им уйти!

Но прежде чем шестеро друзей приблизились к Манасам, чтобы запереть их в туннеле, случилось непредвиденное. Чудовища испустили громкий крик, бросились навстречу друг другу и сцепились клешнями. На глазах у Тоа произошла странная трансформация, и вместо двух чудовищ перед ними оказалось одно, гигантских размеров.

— О нет! — крикнул Онуа. — Вы только взгляните! Они теперь не пролезут в туннель.

— Они действуют сообща, как одно целое, — мрачно произнёс Копака. — Я не думал, что Рахи обладают разумом.

Похату покачал головой:

Эти Манасы — не простые Рахи.

Таху, уже готовый действовать, крикнул:

— Наш план провалился! Я бы разъединил их, если бы мог...

И, не дожидаясь ответа, он подпрыгнул, перевернулся через голову и ринулся в атаку. Он ударил в сплетение клешней, которые соединяли Манасов. Чудовища зашипели. Выставив вперёд сплетённые клешни, они нанесли удар, от которого Таху отлетел в дальний конец пещеры, ударился о стену и бесформенной кучей осел на пол. Несколько минут он приходил в себя, потом поднялся на ноги и увидел, что Манасы уходят. Миновав ледяной каток и очутившись на твёрдой земле, они расцепились.

«Это не обычные Рахи, — подумал Таху, на себе испытавший двойную силу чудовищных клешней, — совсем не обычные».

 

12

СИЛА ШЕСТЕРЫХ

Копака видел, как Таху перелетел через пещеру и ударился о стену. Пока Тоа Огня приходил в себя, Копака ледяным мечом загородил дорогу Манасам, которые сразу направились к упавшему герою. Остаток пути перед чудовищами мгновенно покрылся ледяной коркой, и

они сбавили скорость. Тогда Лива подскочил к Таху и оттащил его в безопасное место.

— Это ужасно! — вскрикнула Гали, отбиваясь от Манаса. — Они очень сильны! Нам лучше отступить.

— Никогда, — прохрипел Таху. Его голос звучал тихо, но чётко. — Мы должны оставаться вместе. Мы обязаны победить!

Копака прикрыл глаза, вспоминая что“ то. Слова Таху вызвали в нём воспоминания. «Где-то я слышал это», — подумал он и поднял глаза на Гали.

та тоже смотрела на него.

 — Что это, брат? — спросила она.

Ты что-то знаешь? Я... Мне кажется, я тоже кое-что знаю. У меня было видение. Меня предупредили, что что-то произойдёт, когда мы найдём Маски Силы. Мы должны... объединиться.

Копака колебался. Может ли такое быть? Но в памяти возникли слова: «Видит будущее... ты с другими Тоами должен... все Великие Маски Силы... вместе и победить... трое станут... путь мудрости... я, Акамаи... воинов... только объединившись... »

_— Кажется, у меня было такое же видение, — выговорил он наконец, — только тогда я его не понял. Я... Я до сих пор не понимаю его.

— Разве ты не видишь? — Гали смотрела ему в глаза. Казалось, они забыли о битве. — Трое из нас превратятся в Варуха, сила которого заключена в мудрости. Остальные трое станут Акамаи, который пойдёт путём силы. Только объединившись, Тоа победят.

 Копака покачал головой.

Нет — заявил он. — Это невозможно. Да и как такое может произойти?

— Я чувствую, что это случится, если мы этого захотим, — спокойно ответила Гали. Она бросила взгляд назад, туда, где продолжалась битва. — Я согласна на всё, что могло бы помочь нам. А ты?

Копака несколько мгновений разглядывал её. Как она может решиться на такое? Трое станут одним. Потерять индивидуальность? Нет! Это невозможно... Или возможно?

«Мне иногда казалось, что моих сил недостаточно, — вспомнил он. — Разве я не желал, чтобы рядом оказались другие Тоа?»

Гали продолжала напряжённо смотреть на него.

— Единство, долг, судьба, — с нажимом произнесла она. — Подумай об этих словах, брат. Ты веришь в них?

 Да, — ответил Копака. — Да! Мне они не слишком нравятся, особенно сейчас, но я верю в них. — Он глубоко вздохнул. — Давай сделаем это.

— Братья! — закричала Гали. — мы должны отступить. Всего лишь на мгновение.

Похату и Онуа посмотрели друг на друга, словно договариваясь, а потом сов

местными усилиями обрушили часть потолка, образовав завал прямо перед чудовищами.

— Это немного задержит их, — выдохнул Похату. — Ну, что там у вас?

Гали быстро рассказала им про своё видение.

— Мы должны объединиться, — закончила она. — Соединить силы. Иначе нам не победить.

Все согласились.

— В таком случае я кое-что попробую, — заявил Таху.

Точно так же, как в видении, Копака подошёл к Гали и Лива. Лицом к лицу встали Таху, Похату и Онуа. Тоа закрыли глаза... и объединились в одно целое.

 

13

ОБЪЕДИНЕНИЕ ТОА

Два Тоа Каита по силе не уступали Манасам, и битва вспыхнула с новой силой. Акамаи отразил несколько сильнейших ударов.

— Что ты ползаешь, как жук навозный? — закричал он с громким смехом.

. «— Не смейся над ними, Акамаи», — сказал Варуха. — Они же подневольные слуги Макуты. Давай покончим с ними побыстрее.

Едва он произнёс это, как один Манас прыгнул на него. Несмотря на силу, Варуха с трудом удержался на ногах и отступил. Острые клешни едва не задели его. Собравшись с силами, Варуха схватил чудовище и с силой ударил о стену.

Но Манас снова ринулся в драку, наступая на Варуху. Тот глубоко вздохнул, ощущая невероятный прилив сил. Энергия льда, воды и ветра переполняла его, рвалась наружу. Варуха взмахнул руками, и по пещере пронеслась снежная буря.

Акамаи тоже использовал силу трёх Тоа. В полу появился огромный кратер, из которого во все стороны летели камни и лава. Затем возник второй, третий, четвёртый... Манасы оказались на небольшом островке, вокруг которого кипела лава.

 Варуха полностью сосредоточился на снежной буре. Разум, чувства и душевные порывы слились в одну невиданную силу. С её помощью Варуха заставил снежный буран сжаться до размеров теннисного мячика, но этот сгусток стихии заключал в себе разрушительную по силе энергию.

Варуха направил энергетический заряд на Манасов, запертых на острове. Едва сконцентрированная энергия холода приблизилась к ним, они превратились в ледяные глыбы.

— Отличная работа, брат! — воскликнул Акамаи. Боюсь только, что мы должны сделать нечто большее, чем уничтожить этих чудовищ.

Варуха подошёл ко рву с лавой.

— Мы не должны убивать их, — ответил он. Подпрыгнув и перевернувшись в воздухе, Варуха легко перемахнул через огненный поток и оказался перед окаменевшими Манасами. — Мне нужна твоя помощь, чтобы снять маски.

Акамаи кивнул. Перепрыгнув реку лавы, он приблизился к одному монстру и коснулся пальцем его головы. Лёд растаял. Варуха снял маску с чудовища и бросил её в лаву. Маска исчезла.

То же самое Тоа Каита проделали со вторым Манасом. Оба чудовища остались без масок.

«— Теперь можно это убрать», — сказал Варуха, указав на лаву, разлившуюся по пещере.

— Спокойно, всё будет в порядке.

Акамаи подошёл к расщелине, в которой клокотала лава, и коснулся её рукой. Края начали сближаться и через секунду сомкнулись.

Варуха огляделся. За исключением ледяных Манасов, ничто не напоминало о битве. Кругом было пусто и тихо, словно Тоа никогда не спускались сюда.

«— Наша миссия выполнена», — сказал Варуха. — А теперь...

Он почувствовал, что разум покидает его, как перед сном, и закрыл глаза...

    Таху открыл глаза.   

«Неужели это я?» — удивился он.

Да, именно так. Это он. Превращаться в Тоа Каита здорово, но и быть самим собой, управлять своим разумом и желаниями замечательно.

Посмотрев по сторонам, он увидел других Тоа. Все они выглядели несколько растерянными.

Первым пришёл в себя Лива.

 Да-а-а! Здорово! произнёс он, потягиваясь и расправляя затёкшие руки и ноги. — Такое ощущение силы и мощи испытываешь не каждый день.

Гали засмеялась, и смех её напомнил журчание родника.

— Братья, — она раскинула руки, словно обнимая их, — мы сделали это. Мы стали частью чего-то большого и совершили то, чего никогда не сделали бы по. Одиночке.

 

14

ИЗ ТЕНИ

 

— Быстрее, быстрее. Смотрите! — закричал Лива, указывая в дальний конец пещеры. — Манасы опаивают. Как только Макута узнает, что мы сделали с его слугами, он спрячется так, что мы его никогда не найдём.

Похату повернулся и посмотрел в ту сторону, куда указывал Тоа Воздуха. Все остальные сделали то же самое. Манасы, лишённые масок, опаивали. Сила Варухи заточила их в ледяные глыбы, а теперь лёд превращался в воду, и на полу пещеры появились лужи. К чудовищам постепенно возвращалась способность двигаться. Как только их лапы опаяли, они бросились бежать и исчезли в боковом туннеле.

Нелегко далась Тоам эта победа. Настал миг великой славы. Но Похату предупреждал, что расслабляться рано.

Что-то — он и сам не мог понять, что: стук камня о камень, едва заметное колебание земли — подсказывало ему, что могуг появиться новые враги.

Тоа Земли думал так же.

— Не обольщайтесь, что победили величайшее зло, — предупреждал он друзей. Манасы не более чем стражи, Свирепые, сильные, но всего лишь исполнители чужой воли. Сам Макута...

— Что это? — прервала его Гали. Тоаница Воды пристально всматривалась в дальний угол. — Кто-то идёт сюда. Онуа, ты видишь?

Копака приготовил ледяной меч.

Кап. Кап. Где-то капала вода.

Кто-нибудь что-нибудь видит? шёпотом спросил Лива.

 — Ш-ш-ш! — шикнула на него Гали. — Слышите?

КРААААААААААААК!

Страшный звук прокатился по пещере. «Тоа...»

Похату огляделся. Он слышал шёпот или ему померещилось?

«Тоа...»

— Кто здесь? — спросил Таху. — ты кто? Выйди и покажись, или на тебя обрушится гнев Тоа.

Раздался издевательский смешок. Казалось, он исходит откуда-то снизу.

— Ну конечно... — ехидно ответил низкий дребезжащий голос. Тоа Огня — Таху, с пылающим сердцем, ты так горяч. А в каком огне можешь сгореть ты?

«Макута!» Таху не понимал, как он узнал этот голос, но был уверен, что голос принадлежит Макуте.

Затем наступила тьма, о которой они столько думали.

В одном из туннелей, выходящих в пещеру, послышалось какое-то движение. Таху рванулся вперёд, взмахнул пламенеющим мечом, но рассёк только воздух.

— Стой! — закричал Похату. — Таху, подожди. Мы даже не знаем, с чем столкнулись

И снова смех заполнил пещеру.

— А это, должно быть, знаменитый Похату с разумом, подобным камню. Всегда готов ждать, наблюдать и размышлять, даже если остров Мата Нуи будет крошиться под его Ногами.

— Очень просто оскорблять нас из укрытия, — спокойно ответил Онуа, выходя на середину пещеры. — Но словами нас не победить.

 Несомненно, — мягко ответил голос. — Но весь фокус в том, что мне остаётся сидеть и наблюдать за тем, как вы победите себя сами.

Гали настороженно молчала. Голос внезапно затих, словно его никогда и не было.

— Что он имел в виду? — спросил Лива, нарушив молчание.

Едва Гали собралась ответить, как краешком глаза заметила фигуру, которая собиралась опустить смертельный меч на голову Таху.

 

15

ТОА ПРОТИВ ТОА

 

— Таху! Берегись!

Тоа Огня успел отразить удар. Лицо его противника скрывала чёрная с разводами маска, а от меча валил чёрный дым.

Таху внимательно следил за врагом. Свои силы он. сконцентрировал в мече и направил лезвие под ноги противнику. Песок моментально превратился в стекло, и оно раскололось под незнакомцем. Нападавший исчез. Но Таху даже не успел улыбнуться, как его противник вынырнул снова, словно из-под земли.

— Жалко разрушать иллюзии; но, чтобы справиться со мной, потребуется нечто большее, чем такой простенький фокус; — произнёс шипящий, надтреснутый голос.

Таху разозлился. Его оружие выстрелило языком белого пламени, но незнакомец оказался очень проворным. Таху промахнулся, а огненный заряд ударился о стену и рассыпался искрами над остальными Тоами.

 — Таху, поосторожней, — снова сказал противник; — не позволяй своей ярости взять верх над разумом.

Таху заскрипел зубами:

— Сейчас увидим, как тебе понравится мой огонь.

Он направил меч на пол пещеры. Сорвавшееся с лезвия пламя расплавило камень.

— Брат Таху! — закричал Онуа, с трудом перекрывая шум кипящей лавы. — Думай, что делаешь. Ты нас убьёшь!

Противник Таху бросил в лаву плоский камень и на нём, словно на доске, пересёк кипящий поток.

— Ну, давай, соберись, — засмеялся он. — Где же огонь? Я знаю: он клокочет у тебя в груди.

Таху едва не задохнулся от гнева. Кто он, этот враг?

Он оглянулся в поисках поддержки и увидел, как пятеро новых незнакомцев, точные копии его друзей, приближались к своим двойникам.

Гали пришлось сражаться с противником, который был как две капли воды похож на неё. Только маска у него была не синяя, а тёмно-коричневая, скользкая и липкая, как смола.

— Ты кто? — спросила Гали и выпустила мощную струю воды.

Вода ударила врага в грудь и.… впиталась, словно в губку.

— Кто я? А разве ты не видишь? Гали, ты что, слепая? Я — это ты!

Похату едва успел вскочить на высокий камень. Ещё чуть-чуть, и его смыла бы вода, вызванная Гали.

- Эй! - закричал он. Спокойный Тоа Камня был близок к панике. — Гали, поосторожнее. Ты воюешь с нами, словно мы твои враги.

Его противник усмехнулся:

— И они называют себя командой! — Голос звучал, словно рокот камней. — Так друзья платят тебе за добро? Иногда можно обойтись без друзей, а?

— Не совсем, — пробормотал Похату, уставившись в землю, и тотчас ударил по валуну. Огромный камень, лежавший на одном месте не одно тысячелетие, поднялся в воздух и полетел на врага, но вдруг резко свернул в сторону, не причинив ему вреда.

Раздался глухой смех:

— Плохо, Похату. Тебе вряд ли удастся вернуть расположение друзей. Смотри, они оставили нас один на один.

Лива с трудом удавалось сконцентрироваться на борьбе со своим противником. Сначала он чуть не угодил в поток лавы, который хлынул в пещеру, затем едва увернулся от воды.

— Ай-яй-яй-яй-яй! — приговаривал он, уворачиваясь одновременно от атак противника и от летавшего по пещере огромного валуна.

БААААА-БААААХ!

Пещера содрогнулась: камень ударился о стену. Лива обернулся, надеясь, что камень задел противника,

— Ты не меня ищешь, Тоа Воздуха?

«Кто же это? Быстрый-быстрый тёмный незнакомец, — подумал Лива. Чтобы избежать очередной атаки, ему пришлось взлететь в воздух. — Он выглядит точь-в-

точь как я, но он — не я».       

Лива сорвал с противника маску, пятнистую, словно кора дерева, покрытая лишайником. Кожа незнакомца была зелёной, точнее, грязно-зеленой — в такой цвет окрашиваются больные листья.

Отступив и подняв руки, Лива сфокусировал энергию вокруг себя. Воздух начал вращаться медленно, затем всё быстрее и

 

быстрее, пока не образовался вихрь. Тоа Воздуха вытянул руку в сторону противника, и вихрь, покачиваясь на тонкой ножке, смёл врага. Лива рассмеялся.

Но в ответ раздался точно такой же смех. • Незнакомец, легко преодолев вихревые потоки, встал перед изумлённым Лива.

 Копака быстро сообразил, что произошло: Макута создал тени Тоа и использовал их, когда провалился план с Манасами.

И его замысел, казалось, удался.

Копака дрался молча. Ни он, ни его противник не тратили сил на болтовню. Однако вскоре Тоа Льда охватило чувство безнадёжности. Каждый удар, который он наносил, возвращался назад с такой же силой.

«Обычный бой ничего не даст, — соображал Копака. — Должно быть другое решение».

 

Он коснулся ледяным мечом пола пещеры и сконцентрировался. Пол моментально покрылся коркой льда.

 

Но тут Копака понял, что допустил промах. Его враг с улыбкой скользил по льду, и движения его были грациозными и уверенными.

— Вижу, что ты только сейчас осознал жестокую истину, — прошептал он, и в голосе его звенели льдинки.

Онуа тряс головой, чтобы понять, что происходит. Он пытался справиться со своим противником, применив грубую силу, но враг ни в чём ему не уступал. Тоа Земли собирался заманить его в ловушку, в туннель, обрушить потолок и запереть врага там, но тот разгадал его замысел.

«Этот путь ведёт в тупик», — думал Онуа.

Сейчас каждый Тоа вёл бой с противником, но стоит кому-то проиграть — и всех ждёт гибель.

От безнадёжности Онуа со всей силы ударил по земле. Земля отозвалась, пещера содрогнулась, и на бойцов посыпались камни. Тоа Земли охватило отчаяние, когда он увидел, что удар сбил с ног Тоа, тогда как его противник крепко стоял на ногах и приготовился к атаке.

 

16

ЕДИНСТВО, ДОЛГ, СУДЬБА

 

Когда его сбило с ног, враг оказался сверху и попытался нанести удар.

Копака подставил щит и ударил сам. Если бы он только попал в цель...

СКРИИИИИИП!

Копака улыбнулся, увидев, что враг превратился в ледяную глыбу. Он оттолкнул её, и она пересекла пещеру, ударилась о стену и рассыпалась на тысячу мелких льдинок.

Но каждая льдинка превратилась в нового врага.

Онуа заметил, что Копака попал в опасное положение.

«Плохи дела, — думал он, отбиваясь от наседавшего на него двойника. Мы не сможем драться одновременно с множеством врагов, равных нам по силе».

Но внезапно его осенило. Ну конечно же!

— Слушайте! -- закричал он. — Мы совершаем ошибку, всё делаем неправильно. Нельзя победить собственную тень, но на то мы и команда!

Он хотел сказать что-то ещё, но ему пришлось защищаться, потому что противник нанёс очередной удар.

Похату услышал слова Онуа, но не ответил. Он был занят, отражая удары. Но

для себя отметил план Тоа Земли и решил, что он вполне реален.

— да ты просто ребёнок, — рассмеялся противник, словно прочитав его мысли. — Они вовсе не собираются драться за тебя, Тоа Камня. И даже вместе с тобой они не будуг воевать. Они используют твои силы, чтобы спасти себя, и больше ты им не нужен.

Нет, — возразил Похату, собираясь взорвать очередной валун.

Его противник отступил, приготовившись к каменному обстрелу.

 Похату быстро обвёл взглядом пещеру. Он заметил, что Тоа Огня готовится бросить очередной огненный шар в своего противника.

— Таху, — крикнул Похату, — отойди!

Собрав энергию, Похату сжал кулак и с силой ударил в потолок. С него посыпались камни, но Тоа Камня направил заряд не в своего врага, а в противника Таху...

— Ааааааааа! — дико закричал тот и закрылся руками. С его меча сорвался язык пламени, но огонь не мог мгновенно расплавить камни. В следующую секунду его завалило.

Таху с удивлением посмотрел на Похату: — Зачем ты это сделал? Я собирался... — Потом. — Похату с трудом увернулся от удара своего противника. — Помоги Гали!

Таху бросил взгляд через плечо и увидел, что Тоаница Воды лежит на полу возле потока лавы и к ней приближается враг.

    — Гали — закричал Таху,   держись! Я иду!

 — Таху! Нет... Эта штука слишком сильная!

 Но Таху не слушал. Едва Гали-тень повернулась к нему, он приготовил меч. С конца лезвия сорвалось пламя и окутало противника. Враг взвыл от неожиданности. Во все стороны разлетелись капли пара. Когда они осели, от Гали-тени не осталось ничего, кроме грязной лужицы.

Двойная победа придала Тоам уверенности. Гали направила бурлящий поток воды на тень Онуа. Тот в страхе вскрикнул, вода сбила его с ног, закружила и схлынула, оставив на полу горстку песка.

Онуа, не теряя времени, пришёл на помощь Лива. Заметив, что противник взмыл под потолок, Тоа Земли махнул руками и из грязи и камней вырастил колонну, которая пригвоздила врага к потолку.

Освободившись от тени, Лива увидел, что Копака и Похату в одиночку сражаются со своими врагами.

Похату ещё удавалось держаться, а вот Копака ослаб.

— Я иду! — с боевым кличем Лива взлетел вверх. — Копака! Ложись!

Тоа Льда удивлённо обернулся, но послушно упал на пол. Лива выпустил вихрь, который, разрастаясь и раскручиваясь, врезался в гущу ледяных солдат.

Он сталкивал их между собой, кидал на пол, крушил и ломал. Во все стороны летели осколки, и через минуту ледяная армия превратилась в снежный сугроб.

Неверный ход, — мрачно произнёс Копака. — Вдруг каждая снежинка снова станет солдатом?

— Нет проблем, — отозвался Таху. Направив огненный меч на сугроб, он мгновенно растопил его, превратив в ручеёк, который весело побежал по дну пещеры.

— Друзья, — позвал Похату, — эй, может, и мне кто-нибудь поможет?

Тоа Камня всё ещё воевал со своим противником.

— Оп! — откликнулся Лива.

— Стойте, я разберусь с ним, — заявил Копака. — Отойдите.

Задержав дыхание, Тоа Льда выпустил ледяной заряд, покрыв пол вокруг Похату ледяным панцирем. Похату тень поскользнулся и упал в поток лавы.

Раздался крик, и враг исчез.

КАП! КАП! КАП!

В пещере снова наступила тишина. Тоа некоторое время стояли и смотрели друг на друга. А потом все разом, без сил, упали.

Переведя дыхание, Таху сел и посмотрел на Онуа.

 — О чём ты думаешь, брат? — спросил он Тоа Земли.

Онуа улыбнулся, хотя в его глазах всё ещё оставалась тревога.

— Я думаю, — ответил он, — что мы выиграли очень важную битву и можем этим гордиться. Но впереди нас ждут другие испытания.

Таху кивнул. Он притушил пламя, которым пылал его меч, и на лица Тоа легла тень. да, Онуа прав. Он и сам чувствует это, но его мысли пока ещё путаются. Несомненно, одно: впереди их ждут новые испытания.

Loading ...